FSNews - фигурное катание, новости - Форумы - Татьяна Волосожар - Максим Траньков

FSNews - фигурное катание, новости / Форумы / Спортсмены / Пары / Татьяна Волосожар - Максим Траньков

 


Непрочитанные сообщения  ·  Сегодняшние сообщения  ·  Темы без ответов Поиск в форумах




Автор Сообщение
Demonic

[Members] Members


al

Сообщения: 146

Страна: Албания

#1   2010-05-14 14:37    Split        
Фигуристы Татьяна Волосожар и Максим Траньков на следующей неделе начнут совместные тренировки. Об этом в разговоре с корреспондентом Infox.ru рассказала тренер новой спортивной пары Нина Мозер. Украинская федерация фигурного катания после месячного раздумья наконец дала свое согласие на то, чтоб Волосожар встала в пару с Максимом Траньковым и прислала в Москву официальное подтверждение, что не будет препятствовать выступлению своей фигуристки под российским флагом.

kutien

[Administrators] Administrators


ru

Сообщения: 13242
http://arealy.ru
Страна: Россия

#2   2010-05-25 16:48    Split        
Украинка Татьяна Волосожар, которая встала в пару с Максимом Траньковым, подала документы на смену гражданства, чтобы получить право представлять Россию на международном уровне.


Отредактировано: kutien (2010-05-25 17:26, назад)

kutien

[Administrators] Administrators


ru

Сообщения: 13242
http://arealy.ru
Страна: Россия

#3   2010-06-09 09:42    Split        
14 июня Татьяна с Максимом и их тренерами отправляются на сбор в Португалию. А к началу июля планируют уладить все бумажные вопросы и приступить к серьезным тренировкам, чтобы к августу показать новые программы.

Первым крупным стартом нового дуэта должен стать чемпионат страны. А вот выхода на международную арену придется ждать до марта. По правилам Международного союза конькобежцев (ISU) спортсмен, поменявший гражданство, на год отстраняется от соревнований, проводимых под эгидой ISU.

Таким образом, Татьяна Волосожар будет вынуждена пропустить чемпионат Европы-2011, но на мартовском первенстве мира уже может выступить, если, конечно, отберется в национальную команду по итогам чемпионата страны.

«Если бы даже был двухгодичный перерыв в выступлениях, я все равно бы ждал Татьяну», — заявляет Траньков.

«Мы нисколько не расстроились, что не имеем права выступать на чемпионате Европы. Это, наоборот, нам только на пользу – будет больше времени на подготовку. Может быть, не все желают нам добра. Но мы не будем обращать на это внимание. Сейчас есть цель, к которой надо идти и не оглядываться», — подытожила Нина Мозер.
infox.ru

kutien

[Administrators] Administrators


ru

Сообщения: 13242
http://arealy.ru
Страна: Россия

#4   2010-08-25 14:06    Split        
Видео "Советского Спорта"

kutien

[Administrators] Administrators


ru

Сообщения: 13242
http://arealy.ru
Страна: Россия

#5   2010-08-28 12:50    Split        
Татьяна Волосожар дала большое интервью. Ничего нового, но почитать можно.
Фигуристка Татьяна Волосожар: «Я не лезу в прошлое своего партнера»
Новая партнерша российского фигуриста Максима Транькова – о своем переходе из сборной Украины в сборную России, о тренировках с мужем-тренером и о том, что ее не пугают проблемы Транькова в предыдущей паре.

kutien

[Administrators] Administrators


ru

Сообщения: 13242
http://arealy.ru
Страна: Россия

#6   2011-02-18 17:23    Split        
Mont Blanc Trophy SP

kutien

[Administrators] Administrators


ru

Сообщения: 13242
http://arealy.ru
Страна: Россия

#7   2011-02-18 20:57    Split        

kutien

[Administrators] Administrators


ru

Сообщения: 13242
http://arealy.ru
Страна: Россия

#8   2011-03-31 19:14    Split        
Большое интервью вышло сегодня в обновленных "Московских Новостях"

На чемпионате мира по фигурному катанию в Москве в конце апреля дебютирует новая российская пара Татьяна Волосожар и Максим Траньков. Максим рассказал в интервью «Московским новостям» о том, чего ждать от его выступления вместе с бывшей украинкой.

Насколько давило на вас то обстоятельство, что после первых же совместных тренировок вас стали называть первой парой страны?

Траньков: – Мы слышали разговоры, что в этом сезоне сможем составить конкуренцию лидерам нашей сборной Юко Кавагути – Александру Смирнову, но для меня в какой-то степени это было привычно. В паре с Машей Мухортовой мы постоянно соперничали с ребятами, так что я не обращал внимания на подобные высказывания. Я никогда не позиционировал наш дуэт с Таней, созданный после Олимпиады в Ванкувере, в качестве главных конкурентов первой пары России. Более того, перед началом сезона мы смотрели с большой опаской на все российские дуэты.

Волосожар: – Я всегда следила за российским фигурным катанием, хотя и выступала за сборную Украины. Знала, что в России много сильных пар. И наша первоначальная цель была – попасть в тройку призеров на чемпионате России. Хотя было безумно тяжело выступать. После соревнований я, пожалуй, впервые испытала чувство опустошения, но у нас все получилось.

Годичный «карантин» -- невозможность выступать на турнирах ИСУ из-за смены гражданства партнерши, был вам на руку?

Т. – Конечно. С одной стороны, мы не очень были готовы к этапам Гран-при, потому что прошло слишком мало времени с того момента, как встали в пару. С другой, мне нужна была небольшая передышка, чтобы вновь себя мобилизовать и настроить. Ведь после Олимпиады я хотел закончить спортивную карьеру, и эмоционально ее завершил. Мне надо было перестроиться, начать все снова, попробовать скататься с Таней, а главное – нам обоим понять, как поведет себя партнер в той или иной ситуации.

В какой момент вы поняли, что ваша пара состоялась?

Т. – Начинать нам пришлось с внутренних соревнований. После третьего турнира поняли, что ниже определенного уровня не опустимся. Пожалели, что из-за смены гражданства вынуждены пропустить чемпионат Европы. Но впереди маячило первенство мира.

Куда вы, как новая пара, должны были еще квалифицироваться.

В. – Поэтому мы и запланировали несколько стартов в России и за рубежом, чтобы спокойно отобраться на чемпионат мира.

Вы выиграли чемпионат России в декабре, и какие задачи ставите перед собой на первенстве мира?

Т. – Пока наша задача показать себя с лучшей стороны. Ни о чем другом мы не думаем, потому что в сборной есть Юко и Саша -- двукратный бронзовые призеры первенства мира. Да, в Саранске мы уверенно обыграли их, но то был чемпионат страны, а тут мировое первенство. Нас, как новую пару будут строже судить. Тем более, что, как дебютантам, придется кататься в первой разминке.

Плюсы и минусы вашей пары?

В. – Из-за дефицита времени нам не хватает скатанности.

Т. – Самая большая наша слабость, что мы живые люди, и можем ошибаться. А плюс – то, что мы верим друг в друга, стараемся из каждой тренировки выносить позитивный опыт. Мы очень быстро нашли общий язык, и стараемся к спорным моментам относится с юмором. Таня очень критично относится к себе. Если что-то не выходит – трагедия. Я успокаиваю, мол, все нормально. Хотя мы оба максималисты. Я тоже, если что-то не получается, тут же выхожу из себя, нервничаю. Таня осаживает: «Сейчас сделаем пять раз, и на шестой получится».

И дело не только в моральной поддержке друг друга -- самое главное, что у нас все в порядке с чувством юмора. Мы можем всю тренировку ковырять, подкалывать партнера, но при этом не обижаться, и после вместе пойти домой. Раньше, с прежней партнершей, у меня такого не было. Машу могла вывести из равновесия любая мелочь. Памятуя об тех взаимоотношениях, благодаря которым в отношении меня сложился определенный стереотип, журналисты часто спрашивают: «А вы с Волосожар не ругаетесь?». Таня отвечает – да. Я – нет, потому что у меня другая шкала и мерило.

Какой элемент был самым сложным для вас, когда встали в пару?

В. – Поначалу все совместные элементы давались непросто. Чтобы приноровиться к новому партнеру, пришлось поменять технику. К примеру, выброс пришлось учиться делать по-новому.

Таня, у вас в паре со Станиславом Морозовым была такая шикарная подкрутка…

Т. – Можно я отвечу. Именно поэтому я сразу поставил цель, чтобы этот элемент у нас получался не хуже, чем у Тани со Стасом. Я просил его показать, научить, но Стас ответил, что на переучивание уйдет года два. Добавил: «Делай, как умеешь. Тане будет проще подстроиться». Первое время у нас даже двойная подкрутка не получалась. Две недели промучились. И в какой-то момент Стас посоветовал вместо двойной попробовать тройную. Мы зашли с небольшого хода, и… для первого раза сделали нормально. Так с тройной подкрутки перешли на двойную, сделали, все наоборот, от сложного к простому, и поехало.

Какие козыри вы заготовили соперникам, ведь молодая китайская пара Веньцзин Суй – Цун Хань пытается делать четверной выброс, а следом тройные прыжки?

Т. – Китайские пары всегда были технарями. Исключение составляют только олимпийские чемпионы Сю Шень и Хонбо Чжао. Но им понадобилось два десятка лет, чтобы к спортивной составляющей добавить то, что мы называем искусство. Сделать такие программы, глядя на которые, зрители бы пищали и говорили: «Вау!». Российские пары отличались тем, что имели шарм, неповторимость, могли соединить многие детали. Молодые китайцы – победители юниорского первенства мира, наверное, технически оснащены. Но партнер невысокого роста, и на льду он пока теряется на фоне, допустим, меня или Саши Энберта.

Одним из тренеров вашей пары является бывший партнер Татьяны Станислав Морозов. Тяжело было привыкнуть к смене амплуа?

В. – Сейчас мне легче, потому что на льду есть партнер, в жизни – муж, и это разные люди. Мне кажется, что, перейдя на новую работу, Стас попал в свою струю. Тем более, что и отец был у него тренером. Мама Стаса всегда мне говорила, что у сына получится тренировать.

Т. – Поначалу я не знал, как буду себя вести с человеком, который со мной соревновался и мне проигрывал. Ломал голову над тем, а чему он может меня научить? Но мы поехали на летний сбор, начали работать, и я увидел, что Стас способен подсказывать грамотные вещи. Да, мы очень часто расходимся во мнениях. У него свой взгляд, у меня – свой. Но главное, что он никогда не навязывает собственную точку зрения. Не приказывает, а предлагает. Я могу убедить его, он – меня. И в этой команде мы на равных.

Понятно, что пока у Стаса еще не так много тренерского опыта, он только начал работать на высоком уровне, поэтому еще один наш тренер Нина Михайловна Мозер составляет планы, которые мы выполняем. Хотя мы долго спорили с Таней и Стасом, к кому из тренеров пойти. Я, честно признаюсь, что не видел Мозер в этой роли. Говорил, что это утопия, что ничего не получится. Но после первых тренировок понял, что это мое.

В предыдущей паре с Машей Мухортовой все обстояло иначе. Я не спорю, наш бывший тренер Олег Васильев – хороший специалист. Но он не гибкий человек, представитель старой тренерской школы, генерал, которому нельзя перечить. А я не мог смириться с тем, что меня постоянно «строят». У меня были другие понятия и принципы жизни, и менять их я не хотел.

Почему в таком случае так долго терпели?

Т. – Очень многие люди уговаривали меня остаться в спорте. И если бы не директор нашей питерской СДЮШОР Татьяна Меньшикова , которая, образно говоря, взяла меня за руку и привела на Олимпиаду, то закончил карьеру еще перед Ванкувером. В тот момент мне было уже на все наплевать, несмотря на то, что эти Игры были целью моей жизни. Но я был готов отказаться даже от них, потому что морально не мог выносить атмосферу в группе.

Не люблю вспоминать о прошедшем, и многое уже забыл. Но декабрьский чемпионат России и последующий события все расставили по своим местам. Судите сами: сначала Маша каталась с Головкиным, и он был деспотичным, плохим партнером, который заставлял ее делать ужасные вещи. Она перешла к Лебедеву, и тот ее бил, истязал, орал. Потом появился я, и ситуация в точности повторилась. Я был якорем, который тянул Марию вниз и испортил всю жизнь. Последней каплей стал француз Жером Бланшар, которому ставилось в вину, что он много времени катался в шоу, и отстал. Получается, что четыре партнера плохие, и одна бедная Маша. Но не правильнее ли в этой ситуации человеку оглянуться и посмотреть на себя.

Но вы тоже были не из тихих и спокойных партнеров?

Т. – И я был таким. Поменял 7 партнерш, пока не посмотрел на себя в зеркало и не понял, что не такой уж я идеальный и гениальный, как про это говорят.

Ребята, опишите партнера в трех словах?

В. – Макс -- эмоциональный, добрый, позитивный.

Т. – Я не могу описать Таню в трех словах. Самая лучшая ее черта – коммуникабельность. Таня -- открытая, общительная, может найти общий язык с любым человеком. Очень заботливая. Когда она мне в первый раз сказала: «А давай я тебе зашью или постираю», то подумал, что это происходит не со мной.

Если бы вас отправили на необитаемый остров, чтобы вы взяли с собой?

Т. – Топор, чтобы охотиться, и Таню. А она бы взяла все остальное. Огромный чемодан, который невозможно поднять, и в котором было бы все. Однажды, когда я увидел ее багаж, то расхохотался. Говорю: «Ты что переезжаешь?» Там было все – игрушки, подушки, мелочь всякая.

В. – У меня папа – военный. Семья постоянно переезжала с места на места, и я привыкла все брать с собой.

Т. – Она очень дисциплинированная девушка, заботливая жена и, думаю, что станет отличной партнершей. Почему станет? Стала уже.

kutien

[Administrators] Administrators


ru

Сообщения: 13242
http://arealy.ru
Страна: Россия

#9   2012-12-31 18:12    Split        
Сегодня на Дожде
http://tvrain.ru/articles/chempiony_po_figurnomu_kataniju_trankov_i_volosozhar_na_kryshe_dozhdja-334975/

Dasha

[Members] Members


ru

Сообщения: 1072

Страна: Россия

#10   2013-03-21 06:51    Split        
Интервью с Таней и Максом от Елены Вайцеховской
У Макса, наверное, самая правильная мотивация.

Татьяна ВОЛОСОЖАР, Максим ТРАНЬКОВ:
"МЫ РУГАЛИСЬ С ТРЕНЕРОМ КАЖДЫЙ ДЕНЬ"

На интервью с чемпионами мира в Лондоне я, честно говоря, не рассчитывала: в антураже столь крупных и нервных соревнований любые договоренности рушатся столь же легко, как достигаются. "Мы найдем вас сами", - пообещал Максим, и я тут же выбросила эту фразу из головы. Но на следующий день Волосожар и Траньков в назначенное время действительно появились в пресс-центре: "Мы готовы..."

- Максим, прошло уже достаточно много времени, а меня до сих пор не отпускают воспоминания о вашем отце, ушедшем из жизни накануне чемпионата Европы. Более того, сейчас, когда его не стало, мне особенно часто кажется, что все ваши спортивные достижения, включая нынешнее, - в огромной степени его заслуга.

- Не знаю, существуют ли помимо нашего какие-то другие миры, куда перемещаются люди, когда уходят, но часто мне кажется, что сейчас отец помогает мне гораздо больше, чем когда был жив. И в Загребе, и в Лондоне я много думал о том, как это несправедливо, что отец больше никогда не увидит моих выступлений. Не порадуется тому, что я, возможно, уже совсем скоро выиграю свой первый чемпионат мира. Мысленно я постоянно к нему обращался. С просьбой помочь мне, если он меня видит. Может быть, как раз это и придало мне уверенности. Я реально ощущал эту помощь свыше.

- Наверное, очень тяжело чувствовать такое, понимая, что в ответ уже никогда не скажешь: "Спасибо".

- Сейчас я уже пережил все это и могу спокойно обо всем говорить. Папа ведь всегда был самым большим моим фанатом. Его уход стал для меня ударом еще и потому, что фигурное катание само по себе никогда не было мне нужно. Это было нужно отцу. Я и катался все эти годы исключительно для него. Вот это ощущение, что папы больше нет и что кататься мне теперь просто незачем, было ужасно тяжелым. Я вообще не понимал, в чем теперь буду находить для себя мотивацию. Смогу ли вообще ее найти.

С другой стороны, когда на чемпионате Европы в Загребе все стали называть мое участие в соревнованиях подвигом... Ничего такого там не было и в помине. Я просто выполнял свою работу.

- Но хотя бы колебались по поводу участия?

- Такие мысли проскальзывали, но недолго. Вы знаете, наверное, что у меня есть родной брат - Алексей. Он всегда был крайне далек от спорта, от того, чем я занимаюсь. Для меня, как и для родителей, он всегда был в этом отношении немного не от мира сего. Со своими, абсолютно непонятными мне увлечениями, своей жизнью. И когда он вдруг сказал мне, что я обязательно должен ехать в Загреб, я даже опешил. Потому что меньше всего на свете ожидал услышать эти слова от него. Был уверен, что он вообще не интересуется моей жизнью.

- Может быть, все дело в том, что всем нам часто бывает свойственно недооценивать близких?

- Возможно. Но вот Алексей сказал тогда все это - и меня его слова сразу отрезвили. Я понял, что действительно должен ехать в Загреб и выступать, не смотря ни на что. Отец наверняка сказал бы то же самое.

- Он ведь приезжал к вам в Москву накануне?

- Да. Целую неделю жил у меня дома, ходил на тренировки. В субботу мы уехали, а в воскресенье отца не стало.

- О чем вы разговаривали в последний вечер?

- О чем-то совсем отвлеченном, не связанным с фигурным катанием. И вдруг он сказал: "Вы выиграете". Я начал ему объяснять, что в Загребе будет сложно. Что туда приедут немцы, что у них, возможно, будут более сложные программы, что у нас с Таней никак не получается добиться чистого исполнения произвольной, а он перебил и повторил: "Вы выиграете. У вас не получится прокататься чисто, но вы станете первыми". Так оно все и произошло...

- Первая половина нынешнего сезона, когда вы экспериментировали со своими программами и постоянно ошибались на соревнованиях, оставляла достаточно обескураживающее ощущение. А что чувствовали тогда вы сами?

- Были очень недовольны, несмотря на то, что выиграли все свои соревнования. Каждый новый старт только прибавлял неуверенности и нервозности. Особенно необъяснимым было то, что на тренировках мы катались хорошо. Тот же тройной тулуп, который мы сначала планировали оставить во второй половине программы, за все время тренировок я ни разу не завалил. Даже мелких помарок не случалось. Если кто и падал, так только Таня. И вдруг на двух стартах с прыжка падаю я сам...

- В какой момент пришло решение перестать гнаться за сложностью? И в связи с чем оно возникло?

- Мы просто посмотрели на цифры. Нынешнее фигурное катание - это ведь математика чистой воды. Таня взяла все протоколы за год, проанализировала их, сопоставила цифры, и мы с удивлением увидели, что все наши мытарства с попыткой сделать программу сложнее, приносят нам преимущество в один балл. Один!!! И из-за этого несчастного балла столько времени все летит кувырком.

Коварность той программы заключалась еще и в том, что первая ее половина была достаточно легкой. Приучить себя выступать, не экономя силы на первой половине, мы так и не смогли. Вот и получалось, что первую половину катались не напрягаясь, а перестроиться на другие "обороты" в ходе выступления уже не получалось. В конце программы нужно выдавать эмоции, мощь, "зажигать", одним словом. А как "зажечь", когда приходится ежесекундно концентрироваться на элементах?

- Все 12 элементов вашей произвольной программы были выполнены в Лондоне с феноменальными амплитудой и качеством. Как удалось этого добиться?

- Именно так - на максимальном усилии - мы отрабатывали все эти элементы в тренировках. И подкрутки, и выбросы.

- Таня, признайтесь, страшно летать на такой высоте?

- Иногда страшно. Но, знаете, когда в том же выбросе я лечу и чувствую себя совершенно комфортно, это всегда настораживает. В таких случаях сознание невольно успокаивается, и сразу повышается риск завалить выезд. А вот когда в начале элемента что-то получается немножко не так и в воздухе приходится "подбираться", чтобы исправить какие-то ошибки, выезжать, как ни странно, становится намного легче.

- На тренировках, бывает, Таня вообще вниз головой с выбросов летает, - добавил Максим. - Я иногда даже глаза закрываю - до такой степени жутко на все это смотреть. Уже все мысли в голове о том, что сейчас придется бежать к телефону, чтобы вызвать неотложку. А она куда-то ногу - раз! И выехала... А бывает наоборот: бежишь за ней, окрыленный...

- ... И сам оказываешься на четвереньках, как это произошло с вами в Лондоне? Не в первый раз, кстати, такое с вами случается.

- Есть такое. Для партнера очень важно после выброса быстро догнать партнершу и вместе с ней выполнить позицию выезда. Пока стоишь на месте, лучше видно и сам пролет, и траекторию. Соответственно проще понять, куда именно нужно бежать. Но бежать потом действительно нужно быстро. Не всегда получается не споткнуться.

- Максим, на пресс-конференции вы много говорили о том, как тщательно ваш тренер Нина Мозер планировала каждый шаг на пути к чемпионату мира, как предусматривала все мелочи, моделировала условия, вплоть до того, чтобы время тренировок и выступлений совпадало до минуты. Именно так всегда было принято все рассчитывать в советские времена. Сейчас многие стремятся отойти от этой системы, считая ее устаревшей. А что думаете по этому поводу вы сами?

- Нина Михайловна на самом деле очень современный тренер. С одной стороны, она пытается брать во внимание абсолютно все мелочи, с другой - очень грамотно и быстро отсеивает лишнее. Естественно, иногда она допускает какие-то ошибки и сама не скрывает этого, но мы как бы идем вместе, а не за ней следом. Перед чемпионатом мира даже ругались.

- По какому поводу?

- Мы с Таней хотели изменить заход на выброс, а Мозер была против, считая, что у нас осталось слишком мало времени, чтобы что-то менять. В какой-то степени она оказалась права: упал я в Лондоне как раз на том заходе, на котором мы с Таней настояли. А тогда, перед отъездом в Америку, мы спорили каждый день. После одной из тренировок я, помню, в своей манере - эмоционально размахивая руками и выпучивая глаза - орал на Нину Михайловну, что она неправильно с нами работает, что мы срываем весь сезон, а она не считает нужным что-либо анализировать... В общем, минут через десять Мозер пришла к нам с Таней в раздевалку и совершенно спокойно, словно и не было никакой ругани, сказала: "Хорошо, я напишу вам новый план". То есть она - тренер, с которым всегда можно обсудить все, что угодно, и который выслушает, а не станет говорить: "Делай так, потому что я так решила". Я ведь катался у многих великих тренеров и знаю, что такое тренерский диктат.

Кстати, после того как мы с Таней выиграли, я даже сказал Мозер, что она теперь зазнается и станет такой, как все великие. Нина Михайловна рассмеялась: "Думаю, - говорит, - у меня все-таки получится сохранить все свои нынешние принципы".

- Что оказалось для вас в Лондоне наиболее тяжелым?

- Да в общем-то ничего. Мы даже в баню с Таней после короткой программы пошли, хотя никогда этого в ходе соревнований не делаем. До такой степени были уверены в себе.

- Мне казалось, что для людей, привыкших тренироваться исключительно дома, испытанием должно стать уже то, что нужно ехать в Америку на сбор.

- Я вообще раньше не признавала необходимости таких сборов, - призналась Волосожар. - Мне казалось, что они только выбивают спортсмена из привычной колеи. Но после нынешней подготовки могу сказать, что ошибалась. Это большой плюс, когда от тренировок не отвлекают никакие домашние заботы. Даже совсем мелкие.

- На командный чемпионат мира в Японию вы ехать собираетесь?

Траньков : - Большого восторга, что надо выступать еще в одних соревнованиях, у нас, естественно, нет - слишком устали. Но в плане этот турнир стоит. Мы решили, что перед Олимпиадой имеет смысл на эти соревнования поехать. А потом уже считать сезон законченным.

- Насколько вы готовы начать работу к новому сезону? Уже есть соображения по программам или об этом пока не думали?

Траньков : - В этом сезоне мы сознательно отказались от того, чтобы сделать какую-то выдающуюся в плане постановки программу. Такую, какой был, например, Черный лебедь или Ромео и Джульетта. Мы подумали, что за год до Олимпийских игр стоит передохнуть, не задирать планку чересчур высоко. И сделали произвольную программу практически за неделю. Хотя Коля (Николай Морозов. - Прим. "СЭ") уже тогда настаивал, чтобы программа была максимально сильной.

- Я правильно понимаю, что музыка на олимпийский сезон у вас появилась именно в тот момент?

- Скорее идеи. Их у нас несколько.

- Как бы вы с Таней отнеслись к перспективе появления в вашей группе еще одной сильной пары?

- Я очень хочу, чтобы такая пара появилась. Мы просим об этом Нину Михайловну с первого сезона, что у нее катаемся.

- Неужели вам до такой степени не хватает конкуренции?

- У нас на тренировках все очень спокойно. Никаких "мотиваторов". Единственное, что может реально подхлестнуть, это когда Нина Михайловна на нас обижается. У нее сразу делается такой вид, что мы от стыда и желания как-то загладить вину, начинаем работать с удвоенным рвением. Кататься одним на самом деле очень тяжело. Да и соревноваться с юниорами, делая прокаты, это совсем не то, что соревноваться с реально сильным соперником. Понятно, что юниорские пары постоянно у нас учатся. Но у них и программы другие, и на нас с Таней они снизу вверх смотрят. Приходишь на каток, а тебе: "Здравствуйте..." Хорошо, что по отчеству не называют. Но иногда очень хочется "погрызться" всерьез.

- Я прошла такой спарринг в Германии, - подхватила Татьяна. - Когда каталась со Стасом (Морозовым. - Прим. "СЭ"). Все прокаты у нас проводились совместно с Аленой Савченко и Робином Шелковы. Это очень подстегивало. Поэтому и просим Мозер постоянно: нельзя ли для нас хоть кого-нибудь взять? Пусть даже иностранцев.

- Обычно те, кто становятся чемпионами мира, осознают случившееся лишь спустя какое-то время. Вы шли к своим золотым медалям довольно долго. Что чувствуете, завоевав их?

Волосожар : - Меня очень сильно "накрыло", когда мы закончили программу. Сначала внутри все бушевало, а потом вдруг наступила апатия, и осталось лишь одно желание - как можно быстрее уйти в гостиницу и никого не видеть. Вообще не понимала, что происходит: почему вокруг ходят какие-то люди, почему не оставят нас наконец в покое. Ну а утром проснулась с чувством удовлетворения: "Получилось..."

Траньков : - А мне было все равно. Последнее время у меня в связи с победами появляется, как правило, единственная мысль: что эти победы прежде всего нужны Тане. Вот я и катаюсь для нее. Чтобы исполнилась ее мечта. Мне нравится для нее выигрывать. Эйфория от победы у меня случалась всего один раз в жизни, когда я выиграл юниорский чемпионат мира. Стать на том чемпионате первыми нам с Машей Мухортовой казалось совершенно нереальным. Я постоянно думал о том, что рядом катаются совершенно непобедимые китайцы, которые делают совершенно невероятные тройные подкрутки. Что в российской сборной есть Петрова и Тихонов, есть Обертас и Славнов, сквозь которых нам не пробиться никогда в жизни. Что я закончу, как все пермские, выступать в юниорах - и на этом завершится вся карьера. В лучшем случае поеду работать в шоу.

Когда мы выиграли и стояли на пьедестале, я вдруг представил, как мой папа заходит на сайт ISU , смотрит результаты, как он бежит к маме - сказать, что сын - чемпион мира... В общем, прямо там на пьедестале со мной случилась истерика. Маша страшно перепугалась, пыталась дергать меня за руку, как-то успокаивать. А я плакал и не мог остановиться.

Помню, пришел потом в раздевалку и увидел, что все, кто там был, смотрят на меня, как на ненормального. Я им сказал тогда лишь одну фразу: "Ребята, извините, но вам меня не понять..."

С тех самых пор я постоянно жду тех эмоций. А их нет. Видимо, и не будет больше никогда.

- Ну тогда пометьте себе в записной книжке, что Тане обязательно нужно выиграть Олимпийские игры в Сочи.

- Это без проблем.

kutien

[Administrators] Administrators


ru

Сообщения: 13242
http://arealy.ru
Страна: Россия

#11   2013-08-20 09:10    Split        
Татьяна Волосожар / Максим Траньков и представили программы олимпийского сезона. Для короткой программы был выбран вальс из балета Арама Хачатуряна "Бал-Маскарад", для произвольной выбран фрагмент из рок-оперы "Иисус Христос - Суперзвезда" Эндрю Ллойда Уэббера.

kutien

[Administrators] Administrators


ru

Сообщения: 13242
http://arealy.ru
Страна: Россия

#12   2013-12-15 18:55    Split        
Александр Степин о Максиме Транькове: "Я вспоминаю, что это очень нервный, очень легко ранимый творческий человек".

Demonic

[Members] Members


al

Сообщения: 146

Страна: Албания

#13   2015-04-27 09:45    Split        
Tatiana Volosozhar and Maxim Trankov are planning to return to competitive ice next season. The duo told R-Sport.ru this week that they will most likely kick off their season at Nebelhorn Trophy in late September. “We have two new programs ready since last season, but we never showed them,” Trankov said.