FSNews - фигурное катание, новости / Интервью / Робин Шолковы - чемпион мира, тренер и бизнесмен

Автор: Александра Ильина
Опубликовано: Ilina Alexandra   Дата: 2015-11-19 20:45
Комментарии: (0)  


В этом интервью перед короткой программой в Бордо Робин Шолковы рассказывает о новых задачах, новых поставленных перед собой целях - в личной жизни, в бизнесе, на льду и вне льда, раскрывает новые стороны своей личности – как фигурист, тренер, бизнесмен, президент клуба ФК и, не в последнюю очередь, как молодой отец.

Робин, Вы открыли новую фирму „justmove“. На Вашей странице Вы предлагаете воркшопы, тренинги, семинары. Расскажите подробнее об этом начинании.


Все, кто заинтересован в сотрудничестве, могут ко мне обращаться.

Что значит тут „ВСЕ“ - фигуристы или действительно вообще любой человек?

Любой может обратиться ко мне. В основе лежит то, что я передаю знания и опыт, которые приобрел за всю свою карьеру. И это касается не только фигурного катания. Да, я знаю, как надо прыгать тот же тройной тулуп, но я также знаю, что к этому имеет отношение, помимо техники. Важно подготовиться психологически, важно знать, как подходить к той или иной проблеме. Фигуристы, которые готовятся к старту, должны уметь держать свое тело под контролем. Также, как и теннисисты или футболисты или даже менеджеры, которые выступают с докладом перед большой аудиторией.

То есть Ваша фирма помогает людям, которые стоят перед какой-то сложной задачей и испытывают страх перед ней или неуверенность?

Именно! Немного сложно тут объяснить, у нас есть много разных предложений в разных областях. Вот взять, например, Couching, тут ясно – речь идет именно о фигурном катании. Причем Couching – это общее название, потом все разделяется в свою очередь на другие категории. Personal Couching подразумевает то, что человек выходит со мной на лед. Таким образом меня можно „зарезервировать“. Мы уже получили несколько запросов, спустя пару дней после того, как открыли онлайн страницу. Mentales Couching (психологическую поддержку) я оказываю не сам, мне помогает спортивный психолог, с которым мы работаем.

То есть, у кого-то есть какая-то проблема, он пишет Вам мейл, рассказывает о чем речь и Вы назначаете встречу, чтобы этому человеку помочь?
Именно так! Если речь идет о фигурном катании, то в мейле могло бы быть написано – „Я хочу с тобой неделю потренироваться“, - это уже четкая формулировка. Тогда он или она приедет в Хемнитц или я поеду куда-нибудь.

А если речь идет о фигуристе, который на данный момент находится в кризисе, допускает снова и снова одни и те же ошибки, не может настроиться...

Есть и такое предложение, можно поговорить о чем угодно, иногда путь – если мы уж в теме фигурного катания – от двойного тулупа к тройному пролегает не только через упорные тренировки, но и ведет сюда (показывает на голову). Возможно, за чашкой кофе в разговоре можно здесь вверху (показывает на голову) чего-то достичь, чтобы на следующей тренировке все получилось.

А что Вы подразумеваете под категорией „Менеджмент“ – там перечислены имена некоторых фигуристов. Вы организовываете для них выступления в гала и шоу?

Да, у фигуристов с нами есть контракт и организаторы шоу могут через нашу фирму договориться с ними об участии в шоу.

То есть, все общение происходит при посредничестве агента? Не напрямую между фигуристами и организаторами?

Например, у Тани и Максима есть агент в Швейцарии на „Art on Ice“. И, если бы я сейчас собрался сделать шоу с их участием, мне бы было необходимо обратиться туда.

А почему не позвонить им напрямую?

Даже если я позвоню напрямую, мне все равно скажут – обращайтесь туда-то. Агент – всегда посредник.

Вы работаете не только с немецкими спортсменами, но и с иностранцами?

На данный момент у нас есть спортсмены из Германии и Швейцарии, но мы заинтересованы в сотрудничестве с известными спортсменами на международном уровне. Есть очень много знаменитостей, которых никто профессионально не „ведет“, им приходится все делать самим, никто и не обращается к ним, так как все думают, что у них явно кто-то уже есть и они давно связаны каким-то договором.

А как обстоят дела с работой с общественностью и прессой для спортсменов?

Если спортсмены этого хотят, это можно сделать. Мы предлагаем все от А до Я, начиная с шоу, прессы и заканчивая спонсорами.

Фирма „justmove“ будет заниматься поиском спонсоров?

Если спортсмен изъявит желание, то да. Но тогда речь идет о более тесном сотрудничестве, нежели просто посредничество между организаторами шоу и спортсменом.

Как вообще возникла идея организовать такую фирму?

Эта идея у меня была давно, примерно где-то с 2012-2013 года. Я всегда хотел пойти в этом направлении и после Сочи мне стало ясно – это и есть мой путь. Мы с Аленой много путешествовали, я познакомился со многими организаторами шоу, начиная от совсем маленьких, на 500 зрителей и заканчивая шоу, которые собирают огромную аудиторию – 15-20 тысяч. Я просто знаю людей, я знаю, чего они хотят, знаю, что нужно спортсменам, знаю, что хотят видеть зрители, и что важно организаторам. Во время разных бесед я понял, как воспринимается то, что я рассказываю, я знаю, как можно помочь некоторым людям и я заметил, что многие вещи повторяются. У футболистов, фигуристов, менеджеров – каждый может вынести из этого опыта что-то для себя.

Кто занимался разработкой странички в интернете?
Основная мысль была моя, а программирование, визитки, разработку шаблонов писем, визуальное оформление взяло на себя профессиональное агентство. Там работает тоже бывшая фигуристка из Хемница, моя подруга – мы случайно встретились, разговорились, и все подошло.

На странице есть блог. Что Вы будете туда писать?

Страница еще совсем новая. В блоге будут комментироваться актуальные проекты. Пока у меня нет доступа к нему.

Технически?

Да, но все будет, на странице можно будет найти много разных материалов.

Как работу в фирме можно совместить с тренерской деятельностью? С работой с русскими парами и юным поколением в Германии?

Можно! Пока в фирме заняты только я и моя жена. Когда фирма станет больше, будут новые сотрудники. Конечно, не все так просто. Надо подходить к этому структурировано. Над многими темами я могу работать, находясь в пути. С помощью мобильника я нахожусь в доступности в любой точке мира. Поэтому в этом нет никакой проблемы. Я ведь не должен сидеть обязательно в офисе с 9 до 12 в Хемнитце.

А есть офис?

Нет, офиса нет.

Сейчас Вы работаете меньше с русским парами, верно?


Нет, столько же, сколько и раньше. Просто сейчас мой личный фокус находится дома. Это значит, если я в отъезде, мой телефон включен все 24 часа в сутки, и если позвонит моя жена и скажет „Тревога“, я уже буду думать, как мне реагировать. Это было ясно с самого начала. Это наш первенец и мы не знали, сколько времени он будет занимать.

Вам приходится очень сложно?

Да, но это ведь и прекрасно. Если сейчас мне удается в день поспать 5 часов, то это абсолютно нормально! Раньше, года два назад, я бы сразу сказал – нет, так дело не пойдет! А сейчас это нормально.

Привыкли или как?

Мотивация другая! Когда мой сын в два часа ночи плачет, так как ему скучно и он хочет, чтобы его развлекали, папа встает и носит его по квартире, укачивает. Он улыбается мне и делает вот так (показывает руками), и это абсолютно нормально для меня.

Но на следующий день этому папе надо на работу...

Да, и я понимаю, что хочу спать. Но потом приходит в голову другая мысль – „я хочу спать, так как мой сынишка, которого я люблю больше всего на свете, хотел, чтобы с ним поиграли, и он мне улыбался“. Это я сейчас говорю... Ему всего два месяца. Посмотрим, что скажу в марте или еще когда... (смеется).
Мы так все и планировали, семья и ребенок в Хемнитце, а я иногда отлучаюсь. Пока все хорошо получается, но я не знаю, как долго все это будет работать. Поэтому я всех поставил в известность, может случиться такое, что я вдруг скажу –приехать я не смогу.

Как проходит работа с Владимиром Морозовым и Евгенией Тарасовой?

Пока работаем, как и раньше, на английском языке. Но я все еще учу русский. Мне это необходимо, чтобы пойти еще дальше.

А как Вы изучаете русский? Ходите на курсы или просто учите, будучи в России с учениками методом погружения?

Нет, так дело не пойдет. Я никогда не учил русский в школе, поэтому пришлось начинать с нуля, выучил буквы. Когда я нахожусь на тренировке, я там для того, чтоб научить чему-то, а не учиться самому русскому. И если я говорю „повторите этот элемент“, я говорю это на английском.

Но есть же специальные слова, наверное типа „давай“, „хорошо“...

Есть, но общаемся мы на английском. Я занимаюсь с преподавателем из Хемнитца, она мать моего друга. Когда я в городе, мы встречаемся.

То есть это частные уроки, репетиторство...

Да, а когда я в разъездах, например вчера, у меня был урок русского из Бордо по скайпу. Это как и с фирмой – работает везде. На „Skate Canada“ я пересчитал разницу во времени, встал в 8 утра, в Германии уже было послеобеденное время, и у меня было занятие по-русскому.

Специально из Канады? По скайпу русский? Невероятно!

Да! А по-другому никак! Что даст мне один урок в три недели? Я же ничего не выучу. А мне надо выучить этот язык! Когда, например, эти двое после исполненного элемена начинают что-то обсуждать между собой, мне надо знать, о чем идет речь, хоть примерно. Конечно, язык жестов помогает. Но пока мне приходится спрашивать, они там ругаются или конструктивно спорят?

Точно, для иностранцев это непонятно – мелодия русского языка – иногда кажется, что люди ругаются, когда это совсем не так.

Конечно, я не выучу русский в совершенстве, но общаться надо.

Но это Ваше начинание говорит о том, что работать с русскими парами Вы собрались серьезно и долго....

По-любому, если мне предоставится эта возможность. На следующей неделе на Гран При в Москве стартует другая пара – Наталия Забияко и Александр Энберт.

А правда, что у них в программе есть аксель?

В программе его нет, просто пробовали. Они с апреля катаются вместе, и мы смотрели – что получается, а что нет. И тогда я попробовал с ними аксель. В мае я был на ISU семинаре в Сочи, и у нас там был тренировочный сбор, все выглядело очень хорошо!

В Хемнице Вы теперь еще и президент клуба ФК. Как можно совместить еще и эту деятельность со всем вышеперечисленным?

Да никак! (смеется). Да нет, конечно, я шучу. Я заранее все обговорил. Пост президента клуба был свободен. Я живу в Хемнитце уже 20 лет, и все это время клуб меня поддерживал, поддерживал Алену, и когда они меня попросили им помочь, я ни секунды не раздумывал. Мы сразу обговорили, что я очень много времени провожу в разъездах, и что наше сотрудничество будет протекать по мейлу и телефону. По своему жизненному опыту я понял – и хочу это передать другим людям – важно с друг другом говорить! Если я заранее говорю – буду отсутствовать, но я могу выполнять свою работу и предлагаю решение, то все возможно.
С Аленой контакт поддерживаете?

В настоящее время нет.

Она скоро снова выйдет на старт...

Да, я рад, что ситуация разрешилась и для всех все стало ясно. Я буду смотреть соревнования с их участием на следующей неделе. Потому что мне интересно. Но сразу скажу – это не личностный интерес какой-то, а чисто спортивный интерес, все же спортсмен во мне еще остался. Интересно, как они себя покажут, это ведь фигурное катание, а в нем много политики. Что сейчас скажут „о, вот новая пара и мы вас так ждали!“ или скажут „ну прекрасно, что ты еще раз вышла на лед...“ Есть разные варианты – соревноваться за первые три места или за места 4-5-6.

А есть еще надежда увидеть Вас самого на льду как фигуриста, ведь многие любят вас и ждут?

Пока это на повестке дня не стоит. Ничего не запланировано на этот сезон. Все зависит от того, квалифицируются ли мои пары на чемпионат Европы и чемпионат мира. Все пока открыто. Но у меня есть идеи для двух программ.

Для себя одного?

Нет, один я точно выступать не буду. Я же не одиночник. В прошлом году для себя решил, что и прыгать я больше не буду. Мои колени обрадовались этой идее.

Речь идет об адажио-паре с партнершей из Швейцарии?

Да, дуэт еще существует. Сейчас я много в разъездах, а она занята учебой, поэтому можно сказать пока у нас перерыв. Кроме того, шоу должно быть хорошо подготовлено. Ведь если я выйду на лед со всеми своими титулами, то от меня будут ожидать определенного уровня, да и я сам хочу показать качественный прокат. Сейчас я не концентрируюсь на собственных тренировках, мои приоритеты сейчас – это семья, фирма и русские пары. Если что-то сдвинется, тогда я скажу – ок, сейчас займусь тренировками и постановкой программы. Может сейчас многие думают – хм... может он сделает что-что? Но никто со мной об этом не пытается заговорить. У меня есть две идеи, и я хочу воплотить их в жизнь, причем сам.

Робин, будет очень интересно увидеть Вас на льду!

И мне! (смеется)

Спасибо за интервью!

На НЕМЕЦКОМ


Теги:Нет тегов
Комментарии отсутствуют