FSNews - фигурное катание, новости / Интервью / «Мы – фигуристы, которые стали акробатами!»

Автор: Александра Ильина
Опубликовано: Ilina Alexandra   Дата: 2015-12-06 14:41
Комментарии: (0)  


Французы Александр Любченко и Жан-Дени Санчес в мире фигурного катания давно, но в качестве акробатов – сравнительно недавно. Широкой публике они запомнились своими искрометными номерами на гала. C акробатическими номерами на льду они уже выступали в шоу Евгения Плющенко и Дениса Тена, заставляли замирать публику на гала на некоторых этапах Гран-При, например в Бордо 2014, когда один из них, взяв на себя роль преступника, спасался от своего партнера – полицейского под куполом катка. Наблюдать за ними страшно, но чрезвычайно интересно. При этом они не просто выполняют головокружительные трюки, они рассказывают какую-то историю, в которую вплетают рискованные элементы, заставляя зрителей зажмуриться и тут же снова открывать глаза. Наперекор страху, балансируя на грани возможного и невозможного.

Расскажите, как вы пришли к идее стать акробатами на льду?

Александр: Изначально это не планировалось. Я приехал в Бордо три года назад и встал в пару с девочкой. Мы с ней выступали в танцах на льду.

А почему Вы вообще в Бордо поехали?

Александр: Не сошлись мнения с федерацией (раньше Александр выступал за Украину) о моей дальнейшей спортивной карьере, в танцах на льду все обговорено наперед , и я решил взять на себя риск и уйти из этой системы и уехать из страны, а Францию выбрал потому что ближе и по расстоянию и по духу.
Но хочу сказать, что я очень благодарен всем своим тренерам, и более всего моему первому тренеру Грушевой Татьяне Васильевне.

Жан-Дени: А я хочу поблагодарить моего тренера – Пьера Будуа! (Pierre Baudouin)

Александр: Приехав в Бордо, я начал искать идеи для новых поддержек. Девочки часто боятся пробовать что-то новое, рисковать. Поэтому мне стал помогать Жан-Дени, он тренировал со мной поддержки, которые должна была потом исполнять моя партнерша. Речь идет о сложных поддержках. И вот однажды в шутку я спросил Жана–Дени: „Интересно, смогу ли я тебя поднять как парник?“ Ничего не получилось... В первый раз не получилось, и во второй раз не получилось, на десятый раз что-то стало получаться, а вот на двадцатый раз – получилось все! Потом мы перенесли элементы на лед. Как-то раз у нас был отчетный годовой концерт здесь, в ФК-клубе в Бордо, и мы решили подготовить отдельный номер. Для этого выступления мы хотели разучить сальто. Это очень рискованный элемент.

В чем риск?

Александр: У нас лезвия на коньках танцорские, то есть без зубца, и поэтому это было более чем рискованно. Тут сошлось все – и изначальное неумение исполнять сальто и отсутствие зубцов на коньках. Я выучил сальто за два дня. Еще через два дня Жан-Дени тоже его выучил. Он сказал себе – „если он сделал, то я тоже должен это сделать!“ После этого мы начали работать более профессионально. Так все и началось.

Жан-Дени:
Я пошел на это ради него. Мы начали тренироваться просто по приколу как два немного сумасшедших парня, которые вместе выступают на льду.

А как Вам удается совмещать тренировки в качестве танцора и в качестве акробата?

Жан-Дени: Моя партнерша еще учится в школе, и пока она в школе, я могу тренироваться как акробат и работать с Александром.

Кто выдумывает все эти номера?

Александр: Задумки мои, я занимаюсь подготовкой музыки и хореографией, потому что мне, как партнеру снизу, виднее, правильно ли мы едем и как это лучше сделать.

Сейчас мы решили немного поменять наш стиль, мы добавили в новый номер девушку, чтобы не возникало никаких вопросов (улыбается). Мы хотим продемонстрировать, что мы не просто акробаты, а в первую очередь – фигуристы. Есть великие акробаты – Беседин-Полищук, они шикарные! Я вырос на их номерах! Но они акробаты, которые встали на коньки. А мы – фигуристы, которые стали акробатами.

Это и есть разница между ними и вами?

Александр: Да! Мы – танцоры. У нас есть скольжение, а не просто разгон и перебежки с элемента на элемент, мы стараемся такое убрать, даже если мы исполняем интересные, сложные элементы.

Вы выступали у Дениса Тена и на Королях Льда у Плющенко. Что вынесли для себя из этого опыта?
Александр: Во-первых, вынесли большое количество положительных эмоций для себя, во–вторых, мы ближе познакомились со многими фигуристами. Одно дело, когда ты на спортсменов смотришь на соревнованиях, и другое дело, когда ты находишься рядом с ними на льду, и проводишь время с ними. Это гениально! Когда тебе делают комплименты олимпийские чемпионы, и когда твои друзья становятся олимпийскими чемпионами – это невероятно! Это как из грязи в князи! Но мы на это особо не надеялись, мы просто получаем удовольствие от того, что мы делаем.

Как они вышли на вас, раз пригласили в шоу?

Александр: В мире фигурного катания все друг друга знают. Я ведь раньше и на юниорском Гран-При выступал, еще раньше был одиночником, знаю многих. Вот и сейчас, на Гран-При в Бордо приехали ребята – русские танцоры – Мозгов и Яновская, Букин и Степанова – я их помню, когда им было лет по 15, и мы катались вместе. И вот мы выросли, у каждого своя жизнь, наши пути разошлись, но все равно фигурное катание – это как одна большая семья. Если кто-то увидел что-то, если кто-то что-то делает интересное, мы все это видим, все это знаем.

А когда пришло приглашение от Плющенко, было какое-то удивление?

Александр: Да, это был легкий мандраж! Мне позвонил Эдвин Мартон. Замечательный скрипач! Как он добыл мой номер телефона – я не понял, но это не так важно. Я принял звонок, нас пригласили и мы договорились. Это было шикарно, это было замечательное шоу и все получилось, также благодаря Ари Закаряну!


Какие у вас дальнейшие планы?

Александр: Сейчас мы работаем над винтом, это сальто с одним поворотом в воздухе. В прошлом году я уже пытался его сделать, но травмировался.

У Вас вообще нет страха перед травмами?

Александр: Нет! Я три раза очень сильно падал на голову, но хорошо, что голова у меня крепкая. Да, мы тоже нередко падаем. Но если честно, я больше боюсь уронить Жан-Дени, чем себя. Есть своего рода партнерские обязанности: я должен подстраховывать. И если он будет падать, я под него лягу, чтобы он на меня упал! Это одно из правил, это наш опыт в танцах на льду – нельзя бросать партнера! Я всегда поражался этой разнице в работе с парнем и девушкой. Когда работаешь с парнем – он упал, встал и поехал еще раз.

А разве девушки не падают и не встают и сразу дальше не едут?

Александр: Девочки слишком много думают! В танцах, после падения часто слышишь – «ты знаешь, я не уверена, могу ли я это сделать»! А у нас все просто: Готов? Готов! Пошел на элемент! Не готов? Не готов! – не пошел. Если мы выходим на тренировку и кто-то из нас не готов – мы просто не тренируемся. Мы катаемся, делаем свои элементы, но на риск не идем.
Жан-Дени: Нет, мы не рискуем. Мы это делаем, потому что нам это интересно. Мы репетируем сначала на полу и только потом переносим все на лед.

А Ваши девушки не боятся за Вас? Не закрывают глаза на выступлениях?

Александр: На данный момент моя девушка гимнастка, а у Жана-Дени фигуристка, в первый раз на нашем выступлении они конечно были на нервах, хоть они сами и спортсменки. Но со временем они приняли это и поняли, что риск является неотъемлемой частью нашей работы. В любом случае, вне зависимости от желаний наших девушек, мы продолжим кататься вместе и идти на этот риск. У нас давно сложились братские отношения и у нас одна цель - стать лучшими. Главное - мотивировать других работать, рисковать, и создавать конкуренцию. А когда есть конкуренция, нас это еще больше мотивирует и подталкивает на новые подвиги! Мы ведь не планируем останавливаться на достигнутом. У нас есть в разработке элементы очень сложные, но их нужно оттачивать до идеала. Сейчас пока есть черновые варианты и мы не все элементы показываем широкой публике.

Ваша Федерация ничего не имеет против таких вот выступлений?

Александр: Ну, на нас не возлагают больших надежд, поэтому на нас не давят. Нас даже поддерживают, ведь мы делаем что-то новое и, возможно, это когда-нибудь станет отдельной дисциплиной! Ведь, если оглянуться назад, изначально в фигурном катании тоже чертили только кружочки и прыгали аксели. Даже если сравнить фигурное катание десятилетней давности с настоящим – все другое! Другие люди, другое скольжение, все четверные прыгают, девочки прыгают тройные аксели! Фигурное катание эволюционирует, поэтому я считаю, что, возможно, из этого когда-нибудь что-то и получится.

Спасибо за интервью!

Фото: (c) Marie Anne Stroh и Александра Ильина

Facebook


Теги:Нет тегов
Комментарии отсутствуют