FSNews - фигурное катание, новости / Интервью / Александр Жулин и его формула танца

Автор: Александра Ильина
Опубликовано: Ilina Alexandra   Дата: 2016-11-20 20:05
Комментарии: (0)  


Имя Александра Жулина в мире фигурного катания известно. Его танцоры украшают практически каждое соревнование, его постановки запоминаются надолго. Необычные, интересные, элегантные – это все про них. Но не все иностранные поклонники знают, что Жулин в свое свободное время работает в телевизионном шоу на российском телевидении «Ледниковый период», где бывшие фигуристы или фигуристы, которые взяли просто паузу, работают с известными артистами, впервые вставшими на лед. Как Александру удается все совмещать? Об этом и многом другом он рассказал в интервью.
Александр Вячеславович, что для Вас является формулой идеального танца?


Идеального танца? Безумная музыкальность, абсолютно чисто выполненные элементы, плюс харизма, так чтобы бежали мурашки.

На что Вы сделали упор в этом сезоне при подготовке Ваших спортсменов?

Мы постарались сделать произвольную программу в стиле модерна, попытались насытить программу хореографическими решениями. Мы попытались сделать так, чтобы это не было простое катание рука в руке, чтобы получилось интересно, а не просто «вода» ни о чем. Я не люблю, когда программа исполняется ради элементов, то есть элемент сделал, потом удобно подъехал к другому элементу, сделал второй элемент и так далее. Мне кажется, что вся программа должна смотреться как некое произведение искусства. Мы старались это сделать именно так, а уж что у нас получилось, это судить судьям и зрителям.

Вы любите хип хоп?

Я не ставил хип хоп, моим парам этот стиль не подходит, поэтому я решил сделать свинг. Но если бы надо было сделать хип хоп, конечно мы бы сделали и хип хоп, или пригласили бы специалистов. Я не вижу в этом никаких проблем, просто по стилю моим парам больше подходит свинг.

Вы знаете, как можно обыграть Сизерона и Пападакис?

Сизерон практически не имеет недостатков в плане линий, но что касается истории в танце, они, как правило, в нем ничего не рассказывают. Это такой стиль – модерн, когда просто танцуют, и ты понимаешь, что это безумно красиво, но в принципе не понимаешь, о чём это. Понимаешь, что это танец мужчины и женщины. Если при таких же линиях, при таком же качестве элементов, рассказать ещё какую-то историю, то наверное, это даст какие-то плоды. Но я еще раз говорю, это очень сильная пара, в которой мальчик явный лидер. Гийом владеет телом, как балетный танцовщик. Вот Катя с Димой – это ярко выраженные мужчина и женщина, и на этом можно как раз сыграть. Просто очень важно попасть с программой, идеей и историей.

Сейчас в танцах очень интересная ситуация. Есть костяк из пяти-шести пар, которые могут бороться за любые места. Каждая пара, которая выдаст сумасшедший прокат, может претендовать на всё. Сейчас нет явного лидера, хотя я и не видел в живую французов и канадцев. В таких случаях надо смотреть на всех в одной разминке, и всё становится понятным.


Как повлияла на Вас, как тренера, история с дисквалификацией?

Это был тяжелейший момент для всех нас, потому что надо было делать новую программу к новому сезону, а мы даже не понимали вообще, а будет ли сезон. Мы не знали, будем ли мы допущены, и это было очень трудно. Да, момент был тяжелейший. Но к чести ребят, они это выдержали. К счастью, все разрулилось правильным образом. Конечно, вся ситуация повлияла на нас с точки зрения психологии, особенно на Катю, ведь она всё это время была под давлением.

А для Вас как это было?

Как вам объяснить, у тренера все равно же всегда есть ученики, и после Кати с Димой будут еще ученики… В этом случае я переживал именно за Катю с Димой, за их персональную ситуацию, потому что они мне очень близки, они мне как родные дети. Поэтому им было сложнее, чем тренеру. У тренера всегда есть ученики, и будут приходить новые, потому что я надеюсь еще долго проработать в этой сфере. А вот именно для спортсменов это гораздо сложнее.

Вы сказали, что спортсмены для вас как родные дети. Но бывали ситуации, что спортсмены не сами от Вас уходили, а должны были уйти – как например было с Алисой и Альпером…

Ну с Алисой и Альпером у нас прекрасные отношения до сих пор, мы расцеловываемся при встрече каждый раз. Ситуация была абсолютно от них не зависящая. Когда они уезжали, они плакали. Это именно тот случай, когда ни от кого ничего не зависит. Мне их было жалко, и им было жалко уезжать. Но так просто случилось в этой жизни. Другое дело, что уходили от меня и Ильиных с Кацалаповым, и Пешала с Бурзой, вот это были тяжелые моменты, когда люди просто принимали решение, что нужно искать счастье у другого тренера. Вот это для тренера очень тяжело. Ты ведь вкладываешь всю душу, поэтому конечно, это тяжело, но потом начинаешь к этому привыкать. Надеюсь, с Катей и Димой мы доработаем до следующей Олимпиады, а потом будем принимать решение: либо они закончат, либо будут дальше кататься, посмотрим.

Как Вам удается совмещать работу тренером с ведущими спортсменами и работу в ТВ шоу «Ледниковый период»?
Очень просто, вот сейчас я отработал со спортсменами, и ровно через дорогу находится каток ЦСКА, где я работаю в «Ледниковом периоде», я сейчас туда пойду и до 12 ночи буду работать там.

Как Вы выдерживаете такие нагрузки?

Да Вы знаете, я уже привык, эта история уже 10 лет длится, поэтому у меня есть чёткое разграничение, с 9 утра до 4 дня я работаю в Олимпийском с основными спортсменами и со сборной, а с 4 дня я приезжаю и работаю там. Да, это тяжело физически, но у меня уже большой опыт накопился, я уже даже сбился со счету – десятый или одиннадцатый год это всё длится. Но это совершенно нормально.

Есть разница в работе с фигуристами в спорте и в шоу?

Не забывайте, что ЛП – это прежде всего шоу, а не спорт, поэтому там совсем другие программы, где мы скрываем недостатки артистов и подчеркиваем их достоинства. А спортсмены «бесятся», что артисты ничего не умеют. Они все сразу хотят результатов, и мне приходится с ними разговаривать, объяснять. Опытные спортсмены, такие как Маринин и Тихонов, кто в ЛП работает много лет, понимают, что нужно как-то подстроиться, быть гибче. А сейчас Максим Траньков рвется в бой, как будто там у него третья Олимпиада, а мы пытаемся ему объяснить, что это совершенно другая работа.

В спорте в своих постановках Вы ограничены набором элементов. В шоу Вам приходится скрывать недостатки артистов. Какие постановки вам интереснее в творческом плане?

Моя мечта, чтобы наши действующие фигуристы хотя бы на 50 процентов могли играть так, как играют артисты, чтобы они могли донести историю в программе. Ведь в чём смысл всего ЛП? Есть очень хорошие артисты, которые рассказывают историю, а фигуристы так пока не умеют, потому что у них нет актерских навыков, у них нет за спиной ни школы МХАТа, ни ГИТИСа. Но в идеале, конечно я хотел бы, чтобы спортсмены в своих программах играли так, как играют артисты на ЛП.

Спасибо за интервью!
Александра Ильина, Москва

Авторский перевод с немецкого


Теги:Нет тегов
Комментарии отсутствуют