FSNews - фигурное катание, новости / Интервью / Соня Бьянкетти: "Ничто не должно заставить вас разлюбить фигурное катание"

Автор: Allusion
Опубликовано: Allusion   Дата: 2007-04-03 10:22
Комментарии: (0)  


Фигуристка в 50-е, рефери международного класса с 60-х по 90-е, Председатель Технического комитета ISU, автор книги "Трещины во льду" Соня Бьянкетти судила на 7 Олимпиадах и 40 взрослых и юниорских чемпионатах мира. Сегодня этот человек с уникальным опытом рассказывает нам о своей карьере и делится впечатлениями о недавнем Чемпионате Мира в Токио. Читайте наше специальное интервью на русском и английском языке.


FSN. Соня, Вы стали первой женщиной в истории фигурного катания, занявшей высокий пост в Международном Союзе Конькобежцев (ISU-International Skating Union). Это произошло в 60-х годах прошлого века. А как Вы пришли в мир фигурного катания? И как Вы почувствовали себя в мужском окружении ISU?
С.Б. Мои приключения в мире мирового фигурного катания начались в 1963 году в Хельсинки, где я присутствовала в качестве делегата от Федерации Фигурного Катания Италии на Конгрессе ISU. Это был первый случай в истории, когда женщину послали на Конгресс ISU в качестве официального делегата. В то время я была судьей международного класса и членом Технического Комитета Федерации фигурного катания Италии. В 1967 году я была избрана его председателем. Мое избрание было чем-то вроде чуда, исторического события, и произвело настоящее землетрясение в женоненавистническом мире ФК, каким оно было в то время. Никогда ранее женщина не избиралась в подразделения ISU, и ни одна женщина до меня на отважилась на это. На самом деле, женщин не назначали даже судить на чемпионатах ISU, хотя было достаточно квалифицированных и подготовленных женщин-судей. Возможно, существовало негласное правило, что женщины в ISU не ко двору. Оправившись от шока, мои коллеги в комитете и в Совете приняли и оценили меня, и наше сотрудничество было действительно плодотворным и полезным для фигурного катания.

FSN. Вы посвятили фигурному катанию более 40 лет. Как изменился этот вид спорта за эти десятилетия?
С.Б. За последние 50 лет в ФК произошли действительно фантастические изменения. Особенно, я бы сказала, в 80-е годы, когда значение обязательных фигур уменьшилось до 30%. В эти годы важности балетной составляющей и хореографии в программах, интерпретации музыки и искусству в фигурном катании придавалось самое большое значение. А развивалось это направление во многом благодаря бывшему Советскому Союзу и продолжает развиваться сейчас благодаря России.

FSN. Кроме того, что Вы рефери международного класса, Вы известны как создатель сводов правил для судей, реформатор руководств по судейству коротких и произвольных программ в парном и одиночном катании. Вы были во главе борьбы за отмену обязательных фигур (так называемой «школы»). Какие изменения или пути развития данного вида спорта вызвали необходимость таких реформ?
С.Б. С того дня, как в 1967 году я была избрана в Технический Комитет по ФК ISU, я поставила себе цель: отменить обязательные фигуры. Я прекрасно отдавала себе отчет в том, что борьба будет тяжелой и займет много времени, хотя я и не представляла, насколько трудно это будет на самом деле, и сколько лет на это уйдет в действительности. Нельзя забывать, что «школа» играла в фигурном катании главенствующую роль и была сутью этого спорта в течение более 100 лет. До 1967 года соотношение обязательных фигур и произвольной программы было 60% на 40%. Затем был сделан шаг в пользу произвольной программы и соотношение в общем зачете стало равным - 50/50. В 1971 году произошла «революция»: количество обязательных фигур сократили с 6 до 3, а их «вес» в общем зачете - до 40%, и была введена двухминутная короткая программа, которая составляла 20% от конечного результата. И хотя это было прогрессом, тем не менее «школа» продолжала оставаться фактором, определяющим финальный результат. Слишком часто фигуристы, которые оказывались на пьедестале, показывали посредственное катание в проивзвольной программе, так что результаты соревнований были мало понятны. Постепенно большинство людей, связанных с фигурным катанием, начали ощущать, что «школьные» упражнения бесполезны и должны исчезнуть. Дорога к отмене обязательных фигур была открыта, но за это по-прежнему приходилось бороться. Фигурное катание – единственный вид спорта, где атлетическая составляющая так тесно переплетается с искусством. В моем представлении чемпион был и есть тот, кто может выполнить очень сложные элементы, но при этом элементы ложатся на музыкальное сопровождение и используются как средство выражения музыки. Очень немногие фигуристы могут сделать это, но те, кто могут, делают фигурное катание восхитительным. Обязательные фигуры уже не играют роли в этом. Они были, по моему мнению, потерей времени, бесконечным маниакальным поиском совершенства без какой-либо иной цели. Невозможно было продолжать таким образом определять победителей соревнований. Обязательные фигуры были также вредны для спортсменов, так как вызывали мышечные спазмы. В одиночном катании те, кто хорошо выступал в «школе», плохо катались в произвольной программе и наоборот. Такая ситуация была больше неприемлема, а в эру телевидения это означало вопрос выживания данного вида спорта. Если бы время, силы и деньги, затраченные на разучивание обязательных фигур, были использованы на освоение новых элементов и, особенно, на совершенствование художественной стороны программ, это, несоменнено, принесло бы гораздо больше пользы фигурному катанию в целом. В 90-х годах ХХ века фигурное катание достигло невероятной популярности при высочайших стандартах и качестве исполнения. Я более чем уверена, что это было правильное решение и самая настоящая революция в фигурном катании ХХ века.

FSN. Несмотря на то, что Вы всегда поддерживали идею модернизации правил в фигурном катании, когда, после печально известного скандала в Солт-Лейк Сити в 2002, ISU предложил новую систему судейства Вы подвергли ее резкой критике, утверждая, что новые правила разрушают художественную часть фигурного катания, приводят к нивелированию индивидуальности, а красота этого вида спорта много теряет. Вы так сказали по причине несовершества новой судейской системы или Вы считаете, то в 21 веке ФК могло продолжать использовать старую систему 6.0.?
С.Б. Сначала позвольте мне сказать: то, что случилось в Солт-Лейк Сити не имеет никакого отношения к компетенции судей, тому, каким образом они оценивали выступление или тому, как был подсчитан результат. Проблема была в подстановке результатов, а не в системе выставления баллов. И эта проблема не была решена введением новой судейской системы. ISU, вместо того, чтобы усились подотчетность и ответственность судей, путем пожизненной дисквалификации тех из них, кто пытался подделывать результаты соревнований, попросту пытается проводить политику, направленную на обеспечение полной анонимности судей. То есть любой судья может теперь жульничать, и никто никогда об этом не узнает. Это нечестно по отношению к фигуристам и к зрителям. То, что процесс судейства стал секретным и таким запутанным, никак не способствует возвращению престижа этому виду спорта, наоборот! Это, по моему мнению, одна из причин, почему интерес к фигурному катанию стремительно падает в большинстве стран.
Сделать судейство анонимным, думаю, было наихудшим решением ISU за всю его столетнюю историю.
Скажем так, первое, что меня поразило в новой системе, это то, что она уничтожила, как я бы это назвала, столетнюю эмблему, всемирно признанный торговый знак этого спорта: оценку 6.0. Оценка 6.0 была знаком совершенства в фигурном катании на протяжении целого века, о ней мечтали все спортсмены. Она была понятна публике и ценилась зрителями как на стадионе, так и у экранов телевизоров, чего не происходит сейчас, когда на табло появляется множество загадочных цифр. Это еще одна причина, почему фанаты теряют интерес к фигурному катанию. Но что важнее, по моему мнению, это последствия, которые введение новой судейской системы оказало на качество катания. С тех пор, как фигуристам начисляют баллы на каждое движение, они вынуждены идти на всё большие уловки. Зачем зарабатывать мало баллов на простом каскаде прыжков или красивом, простом, но чисто выполненном вращении, если можно заработать больше на каскаде четыре-три или три-три, не важно сможете вы его завершить или нет, или на вращении, медленном, некрасивом, но со сменой ног, позиций, направления? В результате каждое выступление напичкано прыжками, вращениями, невообразимыми дорожками шагов, и остается слишком мало времени на артистизм и элегантность. Многие тренеры написали мне: мы уже учим не кататься, а как ухитриться заработать побольше баллов. Это просто ужасно. Плюс-минус один прыжок, даже маленький дохленький тулуп третьим прыжком в каскаде может теперь определить победителя. Хорошо ли это для фигурного катания?
Неподъемное количество требований, условий, ограничений, установленных новыми правилами, особенно во вращениях, шагах, а также в танцевальных поддержках, убивают творческие порывы участников. Спорт теряет свою красоту и артистизм, а его популярность продолжает падать. Чтобы достичь самого высокого уровня сложности, все выполняют в точности одни и те же движения, что делает программы похожими одна на другую, как фотокопии, где все девушки цирковые акробатки. И хотя новая система представляет некоторые позитивные аспекты, ее основополагающие концепции должны быть изменены, если бы хотим сохранить самое важное в нашем виде спорта: его искусство.

FSN. Вот уже несколько лет отменена квалификация. Многие российские тренеры поддержали это решение, называя квалификацию «унизительной» и «изнурительной» для спортсменов. Вы же назвали эту отмену «большой ошибкой». Почему?
С.Б. На мой взгляд, ни предыдущая, ни нынешнняя система проведения квалификации не является удовлетворительной. Я согласна, что для фигуристов катать три программы (произвольную в квалификации, потом короткую, потом снова произвольную) было тяжело, и это было слишком дорого для организаторов, но идея проката короткой программы одним потоком 45-50 человек подряд, по-моему, еще хуже. Как можно ожидать, что Техническая комиссия на протяжении 7 часов, что идут соревнования, сохранит должную концентрацию внимания и точность судейства? То, что мы видели в Оберсдорфе на юниорском чемпионате мира и в Токио должно заставить ISU пересмотреть этот вопрос. Наблюдая за выставлением оценок за Компоненты в коротких программах в Токио, я была поражена количеством «четверок» и «пятерок», которые получили спортсмены, выступавшие в первой половине соревнования, независимо от того, насколько хорошим или плохим было представление программы.
Затем, во второй половине состязаний первый же фигурист получает оценки за Компоненты в районе 6,5. Как они могли за время перерыва перескочить с четвёрок на шестерки? Мне кажется, да и не только мне, что, поскольку фигуристы были поделены на группы не путем случайного жребия, а по рейтингу, судьи «решили», что в первой группе были самые слабые фигуристы, автоматически заслуживающие самых плохих оценок, а во второй – лучшие фигуристы, заслужвающие более высоких оценок. Этот метод деления на группы доказал свою несостоятельность, он нечестен по отношению к фигуристам с более низким рейтингом, заведомо лишая их возможности квалифицироваться в финал. Это не влияет на претендентов на медали, но крайне важно для тех, чья цель выступить в произвольной программе, а также для федераций, которым важно, чтобы их спортсмены вышли в финал.
Всё это наводит на мысль, сформулированную некоторыми аналитиками, журналистами и тренерами, что результаты выступлений одиночников в короткой программе обусловлены методом проведения соревнований. Мне интересно, хватит ли теперь у кого-нибудь смелости сказать, что при новой судейской системе результаты не зависят от стартового номера! Принимая во внимание большое количество участников, которые заявляются на Чемпионат Мира, было бы лучше, на мой взгляд, рассматривать как квалификационные соревнования Чемпионат Европы или Четырех Континентов, отбирая спортсменов на Чемпионат Мира.
Эта идея уже дважды предлагалась в прошлом, но отклонялась Конгрессом, потому что все федерации-члены ISU считают, что достойны участвовать в Чемпионате Мира. Это было приемлемо, когда количество участников не было таким большим, но не сейчас, когда количество национальных федераций выросло и продолжает расти.

FSN. То есть даже эти скромные возможности новой судейской системы оценить художественную часть программы не используются в настоящий момент, если оценки за компоненты связаны с номером разминки? И потом, компоненты программы все разные, но я никогда не видела семерку за Интерпретацию рядом с пятеркой за Технику Катания. Все как-то однородно. Почему это происходит? У судей нет времени следить за всем? Это новый инструмент обмана?
С.Б. Выставление оценок за Компоненты программы на этом чемпионате было самым большим разочарованием за последние годы. То, как это описано в правилах, представляется слишком сложным и идеалистичным. У судей большие трудности с оцениванием выступлений фигуристов, потому что трудно правильно оценить все пять компонентов, каждый по 7 или 8 критериям. Это объяснимо, особенно когда им нужно в течение всей программы концентрироваться на том, чтобы нажать правильную кнопку. Многие судьи признаются, что по окончании программы не имеют представления о ней в целом и не знают, какую оценку выставлять. Решаюшую роль играют оценки, полученные спортсменом за предыдущие выступления, и его репутация.
Я бы сократила количество Компонентов программы с пяти до максимум трех, а оценки по ним выставляла бы в диапазоне от 0 до 6.0.
На данный момент так:
1. Техника катания, переходы и связующие элементы
2. Программа, исполнение и хореография
3. Интерпретация и выражение музыки
Сокращение числа компонентов программы, а также количества требований к ним, выставление оценок в диапазоне от 0 до 6.0 значительно облегчило бы задачу и спортсменам и судьям. Конечно, это только идеи и предложения, которые в любом случае должны были бы рассматриваться Техническим Комитетом ISU вместе с тренерами и некоторыми ведущими спортсменами.


FSN. Идея отдельного оценивания технических элементов и компонентов программы, теоретически продолжает традицию предыдущей системы 6.0. А на самом деле, все ли «компоненты» были учтены?
С.Б. Оценки за компоненты программы должны отличаться друг от друга; в конце концов, «Техника катания» отличается от «Хореографии». Тем не менее, различия в оценках за компоненты, выставленные каждым судьей в отдельности, часто представляются недостаточными. Судьи выставляют примерно одни и те же оценки за все пять Компонентов. В этом плане старая система 6.0 и и новая практитически ничем не отличаются; вторая оценка в системе 6.0 отражала качество представления и должна была заметно отличаться в от первой оценки, но это происходило редко. Судьи склонны располагать участников в том порядке, в котором они их воспринимают, затем выбирать числовое значение для выражения рейтинга. По правилам 6.0 связи между первой и второй оценкой не должно было быть; так было труднее выводить окончательное местоположение в турнирной таблице, поэтому многие судьи не делали так, как следовало. Но при новой системе эта ситуация только ухудшилась.

FSN. Соня, нашим читателям Вы известны прежде всего как автор нашумевшего Открытого Письма Президенту ISU Оттавио Чинкванта. FSNews рассказывали об этом в феврале. В Письме, Вы, снова привлекая внимание к тому факту, что при новой системе популярность фигурного катания падает, указали также на ряд нелогичных и даже несправедливых моментов в новом судействе. Последовала какая-либо реакция от официальных властей?
С.Б. Нет, я не получила никакого официального ответа от ISU или его президента. Но я и не надеялась получить. Так что я совсем не удивлена!

FSN. Вы говорите, что получили много положительных откликов и голосов в поддержку Вашей позиции. Как Вы считате, почему, при такой сильной как открытой, так и молчаливой поддержке, нет никакого ответа от ISU? Кто-то наверху разделяет Вашу позицию? Какой была реакция Вашего сына Фабио, занимающего высокий пост в ISU, на Письмо? Что поговаривают о теперешней судейской системе в кулуарах?
С.Б. Я могу повторить, что моё Открытое письмо Оттавио Чинкванте получило огромную поддержку от невероятного количества тренеров, судей, журналистов, фанатов, разделяющих мои идеи по поводу будущего нашего спорта. В Варшаве на Чемпионате Европы у меня была возможность пообщаться со многими чиновниками, в том числе и из ISU, кто выразил мне признательность за мои усилия в этом направлении и пожелали мне мужества продолжать борьбу. Из этих разговоров у меня сложилось впечатление, что и в «кабинете, где нажимают кнопки» есть какое-то движение.

FSN. По Вашему мнению, каковы 3 самых серьезных недостатка у новой системы и у традицоннной 6.0?
В Новой системе:
1. Анонимное судейство;
2. Случайная выборка судей при выставлении оценок;
3. Чрезмерная зависимость от Технического Специалиста.

В старой системе 6.0:
1. Метод определения победителя по сумме занятых мест, умноженной на коэффициент. После отмены «школы» это уже не имело смысла, это ограничило возможность участников передвигаться верх-вниз в зависимости от результатов их выступлений в короткой и произвольной программах;
2. Слишком большое внимание уделялось прыжкам по сравнению с вращениями и шагами;
3. Оценки за представление иногда использовались для определения финального положения в турнирной таблице, и не отражали реальную ценность программы.

FSN. Саму идею “Кодеска баллов”, принятую в Киото в 2002, т.е. идею присвоения каждому элементу определенной базовой стоимости Вы находите разумной? Более ошибочным было воплощение идеи или сама идея? В одной из статей Вы говорите о том, что можно было бы сохранить преимущества новой системы. В чем они?
С.Б. По моему мнению, определенный коэффициент для прыжков – это правильная идея, и она должна быть сохранена, но немного пересмотрена в сторону большего соответствия различным уровням сложности, с тем, чтобы судьи снова начали судить должным образом и выставляли оценки, которые честно отражают качество выполненных прыжков. Что точно не годится в настоящий момент, это то, что большинство судей выставляют 0 или 1 за все элементы вне зависимости от их качества.
К вращениям и шагам должен быть другой подход. Каждому вращению (стоя, сидя, либела и их вариации) должен быть присвоен базовый «уровень», в зависимости от их сложности (как сейчас для прыжков). И никаких «наворотов» чтобы повысить «уровень»! С тех же позиций нужно подходить к шагам: дорожкам по прямой, по кругу, дорожке-серпантин и спиралям в одиночном и парном катании и танцах, а также к тодесам в парном катании. И это ответственность и забота судей -отражать в оценках добавочную стоимость элементов, продемонстрированную спортсменами благодаря их способностям или изобретательности: количество оборотов, новые или оригинальные позиции, скорость, общее качество вращения, использование сложных поворотов, смена направления движения или вращения, скорость, глубина ребра, вытягивание свободной ноги и т.д.

FSN. В одной из Ваших статей я видела математические расчеты, в которых сопоставляются произвольные программы двух фигуристов-одиночников: одного, которому лучше удаются прыжки, и второго - с тенденцией к артистизму и выразительности. Один из них выполняет четверные и тройные прыжки, но с простыми дорожками шагов и вращениями, а также показывает довольно скромные хореографические возможности, получая шестерки за Компоненты. Второй – как раз наоборот, довольно неуверенно выполняет двойные и тройные прыжки, но максимально выражает себя во вращениях, дорожках шагов самого высокого уровня сложности, и получает восьмерки за Компоненты. Из расчетов следует, что, даже если оба демонстрируют лучшее, на что они способны, по общей сумме баллов «артистичный» фигурист никогда не догонит «прыжкового». Означает ли для Вас это, что какие-то вещи в новой системе переоценены, а какие-то недооценены? По Вашему мнению, это случайная незамеченная недоработка в системе, которую надо устранить, или система изначально и специально была «заточена» в пользу прыжков?
С.Б. Было математически доказано, что ценность оценок за Компоненты Программы варьируется в пределах от 26 до 30% общей суммы баллов. «Вес» прыжков определенно выше всех остальных элементов программы. В системе 6.0 соотношние оценок за технику и за презентацию было 50-50. Я не знаю, было ли это сделано для того, чтобы уменьшить фактор субъективности или это была ошибка экспертов ISU. По моему мнению, всё же это ошибка, и она должна быть исправлена.

FSN. Сейчас уже все в состоянии подсчитать, что четверной тулуп с базовой стоимостью равной 9 баллам, даже при плохом исполнении получает 6 баллов, в то время, как тройной тулуп, исполненный без помарок, получает только 4 балла. Это стимулирует фигуристов идти на выполнение более сложных и дорогостоящих элементов, даже будучи неуверенными в том, что они смогут их удачно завершить. Иными словами, падать на сложных элементах стало выгодно. Типичный пример тому -выступления на недавнем Чемпионате Мира в Токио в парном катании. Пара Ину/Болдуин из США пробует выполнить сложный элемент – выброс тройной аксель, который завершается падением партнерши, но они получают 6,34 балла после вычета из базовой стоимости, а великолепная Ксю Шень из Китая, выполняющая безошибочно выборос тройной сальхов, чье исполнение действительно похоже на спектакль, получает всего 6,52 уже с учетом надбавки за качество выполнения. Но насколько разное впечатление они производят! Что Вы об этом думаете, Соня?
С.Б. Это одно из недоразумений системы!

FSN. Лично для меня самым грустным моментом всего чемпионата в Токио была произвольная программа у мужчин, когда заслуженный тренер России Елена Чайковская, которая комментировала трансляцию, сказала: «Я не знаю, выживет ли это поколение артистичных пластичных фигуристов с тонким восприятием музыки, будет ли это востребовано в ближайшие годы…. Мне жаль, что их осталось не так много». По Вашему мнению, что им нужно делать, чтобы выжить? Наступать на горло своей песне, следуя за требованиями системы? Настаивать на собственном стиле? Мы, русские, известны, как народ, умеющий обходить законы. Поэтому типично русский вопрос: что можно посоветовать спортсменам и их тренерам, чтобы как-то «обойти» ловушки системы?
С.Б. Елена Чайковская была и есть известнейший тренер, она во многом определила путь развития танцев на льду. Ее вклад в спорт огромен, особенно в том, что касается самой важной и захватывающей его стороны: хореографии. Поэтому я прекрасно понимаю ее разочарование от сегодняшнего катания, в котором не музыка диктует, что делать, а математика! Если новая судейская система останется в нынешнем виде, боюсь, мы больше не увидим этих великолепных элегантных спортсменов, приносящих в фигурное катание шарм и страсть.
Отвечая на ваш вопрос, что им делать, чтобы выжить, я боюсь, что единственный путь – это четко следовать требованиям правил, включать как можно больше ухищрений в свои программы для получения максимальных баллов, и оставить своим тренерам и федерациям борьбу с лидерами ISU и работу с экспертами, направленную на то, чтобы у фигуристов снова появились условия развивать свое творчество и артистизм.

FSN. После принятия новой системы Алексей Ягудин сказал: «Мне бы новая система пошла только на пользу. Просто люди пошли неправильным путем: они начали смотреть, что там самое дорогое по баллам, и делать все по максимуму. Кинулись за этими баллами, «умирают» в середине программы, и больше ничего не могут. Надо было, как катались, так и кататься». Вы согласны с его рассуждениями? Может быть это и не лишено смысла, если посмотреть на соревнования девушек-одиночниц в Токио, которые получали довольно высокие баллы, иногда превосходящие мужские, без необходимости выполнять четверные прыжки?
С.Б. Я думаю, Алексей прав. С другой стороны мы видим, что уровень сложности, как у мужчин, так и у женщин, не стал выше, чем в прошлом. Мужчины выполняли все тройные прыжки, некоторые освоили четверной тулуп или сальхов. Одиночники «высшего дивизиона» и раньше прыгали касады три-три или даже три-четыре и в большинстве случаев с успешным заверешением. Сейчас лучше не стало, стало хуже. Очень немногие мужчины-одиночники прыгают четверные и еще меньше прыгают их удачно.

FSN. Учитывая, что сейчас программы стали более техническими сложными и более насыщенными чем, например, 5 лет назад, но выполняются они с большим количеством ошибок, чем раньше, значит ли это, что с точки зрения физических возможностей человека мы практически подошли к пределу?
С.Б. Абсолютно точно. Многие тренеры и спортсмены говорят, что программы сейчас стали слишком тяжелыми.

FSN. Давайте поговорим немного о недавнем Чемпионате Мира в Токио. Мы были свидетелями программ, в том числе и технически сложных, и в то же время, исполненных с большим вдохновением. И они были высоко оценены судьями. Я имею в виду выступления Ксю Шень/ Хонгбо Джао, Ю-На Ким, Стефана Ламбьеля (даже если ему немного не хватило в этот раз подготовки). Может быть, секрет успеха в талантливых, правильных программах и нужно уделять больше внимания этой стороне работы?
С.Б. Несомненно. То, что составляет различие между фигуристами, которых вы упомянули, и остальными, как раз в том, как они интерпретируют музыку. У Шень/Джао выдающиеся, захватывающие программы: и короткая, и произвольная; они дали мне те самые переживания, которые может дать искусство, и которых мне не хватало в последние несколько лет. Они выступили на очень высоком техническом уровне, но особенной их программу сделала красота хореграфии, элегантность катания, прекрасная интерпретация и отражение музыки. Всё, что нужно в нашем спорте! Они показали свойственный им класс! Ю-На Ким крайне талантливая, многообещающая девушка, у нее редкая врожденная элегантность катания. Ее прыжки великолепны, и она выполняет их легко, без какого-либо видимого усилия, но что еще важнее, она так красива на льду. У нее есть всё, чтобы стать великой чемпионкой. Стефан Ламбьель, после проваленной короткой программы, тоже смог показать красивое и артистичное катание. Но к сожалению, оценки, поставленные за Компоненты программы, не отражали качество выступления.

FSN. Каково Ваше мнение о ситуации в танцах на льду? По российскому ТВ много говорилось о творчестве, которое участники проявили на этом чемпионате. Кажется, искусство адаптируется к новой системе? Вы это заметили?
С.Б. Как известно, я не специалист в танцах на льду, но должна заметить, что некоторые оригинальные и произвольные танцы были красивы и интересны.

FSN. Какие у Вас впечатления о ЧМ с точки зрения самого катания? В общем и целом ваши прогнозы по именам победителей сбылись?
С.Б. С технической точки зрения мировое первенство в Токио было лучшим за последние три года, особенно в женском одиночном катании. Тем не менее, было столько ошибок, особенно у ведущих фигуристов. Нет никакого сомнения, что некоторые молодые фигуристы катаются великолепно, но они задавлены новой судейской системой. Это все равно что кататься в тесном пиджаке. В произвольных программах нет красоты, какую ни возьми. Фигуристы вынуждены бросаться от элемента к элементу, набирая баллы. Вращения вообще были разрушены новой системой из-за необходимости постоянно менять ребро. С точки зрения акробатики это прекрасно. Также не наблюдаю настоящего реберного катания.
Призовые места достались примерно тем, кто был в моих прогнозах за исключением женского одиночного катания, где, как я полагала, выйграет Ю-На Ким, а Каролина Костнер будет второй или третьей.

FSN. Что вы можете сказать о ФК в Италии и его перспективах?
С.Б. В отличие от ситуации во многих других странах фигурное катание в Италии в настоящий момент переживает всплеск. Олимпийские Игры в Турине стали прекрасной возможностью показать красоту и привлекательность этого вида спорта. Я могу сказать, что Евгений Плющенко известен не меньше, чем знаменитый футболист Рональдо! А Каролина Костнер – настоящая звезда. Учитывая, как мало у нас в стране катков и фигуристов, мы можем быть довольны по всем дисциплинам. Мы можем даже рассчитывать на парное катание, что для Италии просто чудо.

FSN. Многие фигуристы используют одни и те же программы по несколько лет подряд. Это легче, чем разучивать новые программы. Как Вы считате, это «по-чемпионски» побеждать таким образом? Может, стоит ввести коэффициенты 0,9-0,8 за использование старых программ?
С.Б. Конечно, приятней и интересней смотреть каждый год новые программы, но я бы ни в коем случае не вводила штрафы за использование старой музыки!

FSN. У вас не сложилось впечатление, что судьи, как и при старой системе судейства, сначала решают, кого поставить на пьедестал, а потом подводят под это оценки, как нужно?
С.Б. Проблема судейства не была разрешена введением новой системы. Судейство по-прежнему субъективно. И если при системе 6.0. ошибка судьи не была решающей, сейчас ошибка технического специалиста может стоить медали!

FSN. В российской печати и на ТВ появилось мнение, что мировое сообщество ФК пользуется моментом временной слабости России в ФК, чтобы задвинуть наших спортсменов как можно дальше. Я сейчас говорю о наших танцевальных дуэтах, которых нам не в чем упрекнуть. Справедливо ли их поставили только на пятое и восьмое места? Или тут был некий политический фактор?
С.Б. Как я уже сказала, я не специалист в танцах на льду…. Тем не менее, мне очень понравилась произвольная программа Домниной и Шабалина. На мой взгляд, они были лучше, чем Белбин/Агосто. С другой стороны, после выступления сама Танит Белбин не думала, что они выйграют медали, она переоделась и ждала автобуса, чтобы ехать в гостиницу, когда ее позвали на церемонию награждения.

FSN. По российскому ТВ распространили информацию о том, что в Токио Федерация ФК США оказывала давление на ISU, требуя медалей для своих спортсменов. США утверждают, что им невыгодно приобретать права на ТВ-трансляции, объясняя это тем, что их атлеты не выигрывают. В этой связи г-н Чинкванта выдвинул предположение, что Чемпионат Мира 09 может быть перенесен из Лос-Анжелеса в другое место. Вы слышали об этом конфликте? Что вы об этом думаете?
С.Б. Слухи о давлении на судей в пользу американских фигуристов ходили и в прошлом году в Турине. Но слухи остаются слухами, безосновательными, насколько мне известно. Я всегда очень осторожна в этих вещах.

FSN. Я слышала от некоторых американских знакомых, что действительно не все соревнования в Токио будут передаваться в США в прямой трансляции. Это на самом деле кризис популярности, по вашему мнению? Вы не напомните ту историю с аппаратами, которые раздавались зрителям на Чемпионате Четырех континентов?
С.Б. Насколько я знаю, все соревнования были показаны, но не с начала до конца. Они показали лучших танцоров в оригинальном и произвольном танце, а также две сильнейшие разминки в одночном и парном катании. Нет сомнения, что популярность фигурного катания в США сильно снизилась и продолжает падать в последние годы. Зрители устали от малопонятной системы судейства и неинтересных, похожих друг на друга программ. Нечего удивляться, что ТВ и рекламодатели потеряли интерес к этому виду спорта. Кого винить в этом? На Чемпионате Четырех Континентов в Колорадо-Спрингс, хотя в нем и участвовали сильнейшие спортсмены, зрительный зал был пуст. Чтобы повысить интерес публики, организаторы предлагали зрителям наушники, чтобы можно было слушать комментарии к тому, что происходит на льду. Мне эта идея кажется странной, мягко говоря! Когда играет музыка, я меньше всего хочу слушать чьи-то комментарии. Но, конечно, я могу ошибаться.

FSN. А вообще, это «нормальный» (я имею в виду, распространенный) факт, когда какая-либо национальная Федерация-член ISU, оказывает влияние на официальные лица или судей, или скорее, факт исключительный? Чего больше в спорте: политики или честной игры?
С.Б. Проблема так называемых «национальных пристрастий» существует в фигурном катании с 18 века. То, что судья поддерживает фигуриста своей страны, было и есть всегда и везде, в особенности в некоторых странах. Тяжесть «греха» зависит от места, занимаемого фигуристом, и, особенно, если это был отдельный случай или если судья пытался влиять также и на своих коллег. В прошлом сильное проявляние «национальных наклонностей» строго наказывалось ISU. Теперь при анонимном судействе, узнавать о таких фактах стало труднее.

FSN. Мы, простые зрители, часто слышим о «войне федераций» за влияние в ISU. Она в самом деле существует? И от чего зависит, кто имеет больше «веса» в тот или иной момент или период?
С.Б. Я бы не говорила о войне между федерациями. Конечно, есть более влиятельные федерации, есть менее влиятельные. Это зависит от того, насколько они сильны политически внутри ISU.

FSN. Коррупция в ФК существовала всегда в течение, скажем, тех 40 лет, что Вы знаете мир ФК лично? Когда ее было больше: в годы "холодной войны" или сейчас?
С.Б. В годы «холодной войны» основной проблемой было судейство «социалистическим блоком». В последние годы, возможно, из-за количества денег, привлеченных в фигурное катание, кажется, коррупция возрастает, главным образом, в танцах на льду. Но я бы хотела подчеркнуть, что случаи недобросовестного поведения, известные мне за годы моей работы в качестве главы одного из комитетов ISU, были очень немногочисленны и касались всего нескольких человек. Большинство судей - честные люди, любящие спорт.

FSN. Как правило, факты коррупции или давления становятся достоянием общественности или остаются неизвестными? Вы лично подвергались когда-либо давлению или шантажу, или возможно такие случаи происходили с вашими коллегами? Вы можете ответить просто «да» или «нет».
С.Б. Ответ на эти вопросы вы найдете в моей книге «Трещины во льду». Там я рассказываю о конкретных известных мне случаях, а также о собственном опыте.

FSN. С нынешней двухуровневой судейской системой, по вашему мнению, стало легче влиять на решение судей?
С.Б. Новая система судейства не оправдала своей главной цели. Она не гарантирует никакой объективности, наоборот. И судья, выставляющий низкую или высокую оценку, может повлиять на результат, и технический специалист может перевесить всех! Кроме того, что судьи при помощи оценок за Компоненты судят всегда субъективно, отдавая кому-то предпочтение, у нас теперь есть контролеры, которые определяют уровень сложности стольких элементов на свой личный взгляд и в зависимости от собственной интерпретации правил. Это уже доказало свою несостоятельность. Уровень сложности одного и того же элемента варьируется от соревнования к соревнованию. И Технические Специалисты могут действительно определять местоположение призеров на пьедестале.

FSN. Соня, в свое Вы время стали диссидентом в собственной системе, когда в 2003 году была создана Мировая Федерация фигурного катания (WSF-World Skating Federation) в противовес ISU. А потом Вас лишили титула почетного рефери. Как они объяснили это официально? Какие цели ставила перед собой WSF и чем она занимается сейчас?
С.Б. Летом 2002 года группа людей из разных уголков мира начали обсуждать свое мнение и собственное разочарование тем, как ISU ведет дела и, в особенности, вопросами этики и коррупции в судейской среде. Группа «диссидентов», состоящая из хорошо известных экспертов фигурного катания, бывших председателей комитетов ISU, тренеров и фигуристов, собрались и решили, что нужно что-то делать. Они обсуждали, как можно изменить сложившуюся ситуацию и вернуть престиж спорту. Эти переговоры привели к заключению, что единственный способ снова обрести контроль над фигурным катанием – это отделить его от конькобежного спорта. Т.е. нужна была новая федерация: так возникло предложение создать Мировую Федерацию ФК. Главными целями новой федерации было вернуть престиж фигурного катания в мире путем борьбы с судейской коррупцией, принимая жесткий Кодекс Этики, а также Кодекс поведения служащих, чиновников и спортсменов. О создании WSF было объявлено в Вашингтоне в 2003 году во время пресс-конфереции в присутствии множества журналистов.
Реакция ISU была незамедлительной и в свойственном этой организации духе: угрозы. Они угрожали всему миру. С точки зрения практической деятельности WSF так и не начала свое существование. Тем не менее, поскольку я участвовала в этом проекте, в ISU сочли правильным исключить мое имя из списка почетных рефери.

FSN. Вы также много рассказывали о внутренних проблемах ISU, в частности, о том, что ФК вынуждено субсидировать другие ледовые виды спорта, не имея возможности принимать автономные решения. В этом плане что-то изменилось?
С.Б. Нет, ситуация в точности прежняя. Конькобежный спорт и шорт-трек по-прежнему субсидируются деньгами, которые зарабатывает фигурное катание на ТВ-трансляциях.

FSN. Как часто приходится оспаривать результаты? В чью пользу, как правило, выносится решение?
С.Б. Жалобы на результаты существовали всегда, более или менее обоснованные. И это задача рефери – принять их к рассмотрению или отклонить. Единственный известный мне случай пересмотра результатов был в Солт Лейк Сити в 2002 в соревнованиях пар.

FSN. Соня, насколько многочисленны так называемые человеческие ошибки? В Ваших статьях Вы пишете, что за соревновательный день Технический Специалист должен распознать порядка 500 элементов, а сами соревнования длятся по несколько часов подряд. Насколько реально оставаться объективным в таких обстоятельствах? У судей есть минутка, чтобы подумать об уровнях сложности, качестве исполнения или все должно быть решено к концу программы?
С.Б. Сейчас судить стало легче, чем в системе 6.0. Сейчас судьи уже не отвечают за конечный результат, и они даже не обязаны распознавать выполняемые элементы. Определение уровня сложности элемента теперь зависит от технического специалиста. Судить по 7 или 9 часов подряд также требует огромной концентрации и выдержки, и я не думаю, что это возможно, это слишком тяжело. Судьи выставляют оценки за качество исполнения элементов (GOE-Grade of Execution) во время катания, нажимая на соответствующую кнопку на экране компьютера. Оценки за компоненты программы выставляются в конце программы, и у судей есть несколько секунд, чтобы принять решение. Это объясняет, почему оценки за Компоненты программы так разочаровывают.

FSN. Г-н Чинкванта сказал: « Я придумал новую систему, но не могу придумать новых судей». Я также слышала мнение авторитеного в России тренера о том, что судьи научатся обманывать при любой системе. Соня, вы долго работали как рефери, как судья на соревнованиях самого высокого уровня, вы также вели судейские семинары. Какими качествами нужно обладать, чтобы заниматься этой работой? И трудно ли судить других?
С.Б. Судейство – это очень трудная задача, и не у каждого есть соответствующий темперамент и способности стать хорошим судьей, так же как не у всех спортсменов есть качества, необходимые, чтобы стать чемпионом. Фигурное катание – это искусство, поэтому судьи, кроме знания технических тонкостей спорта, должны обладать музыкальным вкусом и быть открытыми по отношению к новым элементам, новой хореографии, новым стилям. Они должны обладать способностью воспринимать тот посыл, который фигурист стремится выразить посредством своих движений на льду. Они также должны работать с «холодным сердцем» и уметь контролировать свои личные эмоции, быть абсолютно непредвзятыми и не зависеть от того, какую страну представляет спортсмен, какую репутацию имеет он или его тренер.

FSN. Соня, Вы обладаете редким и, в то же время, богатейшим опытом работы на семи Олимпиадах и 40 Чемпионатах мира. Вы видели столько программ, столько фигуристов и столько чемпионов! Что отличает чемпиона мира от других спортсменов? Кто побеждает, как правило: Кто лучше подготовлен? Кто умеет справляться со своей нервозностью? Что общего у великих спортсменов?
С.Б. Я бы провела различие между «чемпионом» и «великим спортсменом». Чтобы стать «чемпионом», нужно быть сильным атлетом, чтобы стать «великим фигуристом», нужно быть еще и великим артистом. Фигуриста помнят не по количеству прыжков, которые он выполнил в программе, а скорее, благодаря его личности, его манере двигаться на льду, эмоциям, которые он способен передавать зрителям, тому контакту, который он способен установить со своими поклонниками, а также благодаря тому пути, который он пролагает первым, и который другие будут пытаться преодолеть вслед за ним. Только за это, за создание художественных образов фигуриста будут помнить много десятилетий. Именно это делает наш спорт уникальным, и нужно хранить это как бесценный бриллиант. В этом отношении много добрых слов нужно сказать о Советском Союзе, чьи спортсмены первыми, начиная с середины 50-х годов прошлого века, привносили в фигурное катание свои национальные музыкальные традиции и балет.

FSN. Расскажите, пожалуйста, о Вашей книге. Она называется «Трещины во льду». Название мне кажется очень символичным. Писали о наболевшем?
С.Б. В моей книге рассказывается о том, о чем раньше еще нигде не говорилось. Она о политике, интригах и закулисных историях из мира фигурного катания. Это первая книга о том, что происходит за сценой, о том, как принимаются властные решения «наверху», и о руководителях ISU.

FSN. Как родилась идея книги? Сколько времени ушло на ее написание?
С.Б. Фигурное катание переживает судьбоносный момент. В последнее десятилетие, как мне кажется, в руководстве ISU политика превалирует над интересами спорта и фигуристов. Много раз в течение этих лет я чувствовала потребность написать книгу о моем личном опыте работы в качестве руководителя комитета ISU и рефери, но толчком к написанию книги стал скандал в Солт Лейк Сити; то, как Президент ISU Оттавио Чинкванта уладил эту ситуацию, и те решения, которые были приняты ISU в последующие месяцы. Мне показалось, что внезапно все усилия стольких людей, преданных ISU, направленные на совершенствование фигурного катания и системы судейства, были растоптаны. Я почувствовала тогда, что мой моральный долг по отношению к фигуристам, к честным судьям (которых большинство), к тренерам и ко всем, кто любит этот спорт, выйти и рассказать свой собственный опыт как одного из руководителей ISU. Это было непростое решение. Я писала «Трещины во льду» больше года.

FSN. Надеемся, что однажды ее издадут в России. Кто-то из российских атлетов, тренеров, официальных лиц ее читал?
С.Б. Для меня было бы огромной честью, если бы «Трещины во льду» вышла на русском. Я не знаю, читал ли мою книгу кто-то из российских официальных лиц или фигуристов. Думаю, да, но точно знать не могу.

FSN. А к каким «трещинам» во льду нужно быть готовым тем, кто только начинает свою карьеру в ФК и их родителям?
С.Б. Возможно, к тому, что не все ожидания оправдаются, но ничто не должно заставить их разлюбить фигурное катание. Это восхитительный спорт!

FSN. Соня, вам посчастливилось увидеть изнутри целую эпоху ФК: от Олимпийских игр 1964 г. в Инсбруке до наших дней. Оглядываясь назад, Вы можете обозначить основные вехи развития ФК на протяжении этих лет? С какими великими именами они были связаны? С какими школами? Как, например, Вы оцениваете роль вашего соотечественника Карло Фасси в развитии мирового ФК?
С.Б. Эволюция фигурного катания на протяжении последних 50 лет подробно описана в моей книге. Важнейшим эпохальным моментом была, конечно, отмена обязательных фигур. Последний раз «школа» была в программе Чемпионата Мира в Галифаксе в 1990 году. Очень многие фигуристы внесли огромный вклад в развитие нашего спорта, о них тоже рассказывается в моей книге. Нет никаких сомнений, что национальная школа, чье влияние на развитие фигурного катания и, особенно, его художественной стороны, было наибольшим, это Российская школа.
С Карло Фасси мы долгое время были близкими друзьями. Мы оба из Милана и мы вместе катались в местном Ледовом Дворце. Его вклад в ФК огромен и его неожиданная кончина в 1997 году стала большой потерей для всех нас.

FSN. Что Вы думете о российской школе ФК? Какие школы и сколько сейчас существует, на Ваш взгляд? И какое направление будет определять развитие фигурного катния в ближайшие годы?
С.Б. Как я уже сказала, российская школа в течение нескольких десятилетий оказывала огромное положительное влияние на развитие фигурного катания. Сейчас трудно говорить о каких-то национальных школах, поскольку многие русские тренеры уехали в США. Глобализация затронула и фигурное катание.

FSN. Благодарим Вас за то, что согласились побеседовать с нами и надеемся на новые встречи с Вами!
С.Б. Спасибо вам. Мне было приятно. И в заключение позвольте мне пожелать российкому фигурному катанию вновь обрести свой неизменный блеск.

Интервью: Анна Симонова для FSNews
Перевод: Анна Симонова для FSNews
При полном или частичном использовании материалов разрешение администрации © FSNEWS.RU обязательно.



Теги:Нет тегов
Комментарии отсутствуют