FSNews - фигурное катание, новости /

Стефан Ламбьель: четверной прыжок готов исполнить прямо сейчас

Стефан Ламбьель
Двукратный чемпион мира в мужском одиночном катании Стефан Ламбьель – может быть, самый популярный фигурист мира. Даже сейчас, когда он уже четыре года не выступает в соревнованиях. Зато швейцарский маэстро, чье катание можно смело называть искусством, активно гастролирует по всему миру в шоу. Перед одним таким выступлением в Санкт-Петербурге корреспонденты агентства "Р-Спорт" Мария Воробьева и Андрей Симоненко и поговорили с Ламбьелем.

Art on Ice и Opera on Ice… Ламбьель – постоянный участник шоу с подобными названиями, и он действительно Артист. И не только на льду, а даже в моменты, когда дает интервью. Разговор с Ламбьелем захватывает, это на самом деле не типичный, увы, для многих спортсменов обмен репликами в жанре "вопрос – ответ". Это разговор, который не хочется заканчивать. И двадцать минут, которые организаторы отвели нам на общение с прекрасным собеседником, пролетели как одно мгновение.

- Стефан, болельщики интересуются: не устаете ли вы от бесконечных шоу, в которых участвуете практически без перерыва?

- Шоу – это сейчас моя жизнь. Мне безумно нравится выступать в самых разных уголках мира. Совсем недавно я был на шоу в Южной Корее, также я постоянно принимаю участие в туре Art on Ice по Европе и, конечно, с большим удовольствием приезжаю в Россию. Вскоре поеду в Казахстан на шоу Дениса Тена, а затем полечу в Японию. И этот список можно продолжать бесконечно! Моя жизнь крутится вокруг того, что я переезжаю с одного шоу на другое.

- Получается, времени даже меньше, чем в то время, когда вы участвовали в соревнованиях? Себе любимому свободную минутку успеваете уделить?

- Когда у меня появляется немного свободного времени, я, конечно, уделяю внимание самому себе, но также с огромным интересом помогаю поработать над хореографией другим спортсменам. Последние два месяца я работал без единого выходного – либо был занят своими программами и физподготовкой, либо помогал другим фигуристам. Но я получаю столько энергии от зрителей, от моих друзей, с которыми работаю в шоу, что мне хватает сил на все! К примеру, после шоу в Корее я успел поработать с фигуристами, ставил им программы, и это для меня некий вызов. Когда ты начинаешь двигаться в новом для себя направлении, ты не устаешь, а, наоборот, хочешь достичь своей цели. Я не могу сказать, что в какие-то моменты чувствую, что совершенно истощен. Просто живу по такому принципу – передо мной стоит цель, и я должен приложить все усилия, чтобы добиться ее. Потом появляются новые задачи, и таким поступательным образом от цели к цели я и иду по жизни (улыбается).

- Как много вам сейчас приходится тренироваться? Шоу требуют столь же качественной подготовки, как соревнования?

- Я тренируюсь каждый день. Поскольку мне интересно работать над постановками фигуристов, считаю, что я должен быть способен показывать им все движения сам. Конечно, каждый специалист подходит к этому процессу по-своему, но мне кажется, если я способен держать себя в форме, чтобы показать и выразить свои идеи на льду, я буду делать это.

- Какой самый сложный прыжок вы сейчас можете исполнить?

- В плане техники я готов абсолютно так же, как если бы я продолжал карьеру спортсмена.

- В арсенале есть и четверной?

- Да, четверной прыжок готов исполнить прямо сейчас.

- Стефан, раз уж вы в такой прекрасной форме, нельзя не спросить: не думали ли вы о возвращении в спорт?

- Знаете, я сейчас получаю огромное удовольствие от моей жизни – такой, какая она есть. Я бы сказал, что прохожу через переходный период. Конечно, я буду очень рад продолжать выступать в шоу еще много лет, и я приложу все усилия, чтобы быть в форме, но есть и другая сторона. Я ведь уже попробовал свои силы в тренерском деле и теперь хочу еще больше погрузиться в это направление. Мой последний старт был в 2010 году, и я с радостью вспоминаю времена своей спортивной карьеры. Я, можно сказать, счастливчик, раз мне выпала доля пройти такой невероятный путь. Но моя жизнь должна продолжаться, и ту страницу я уже перевернул.

- Евгений Плющенко, в отличие от вас, не может перевернуть эту страницу и действительно хочет и жаждет соревнований. Как считаете, такой вариант развития событий тоже имеет место быть?

- Решение о продолжении или завершении карьеры – очень личное. Спортсмен должен чувствовать своим сердцем, что хорошо для него, куда он хочет сделать следующий шаг. В 2008 году у меня была тяжелая травма, и продолжение карьеры стояло под большим вопросом. Когда я все-таки решил продолжать, четко понимал – это мой последний шанс, и я должен отдать всего себя в этом последнем рывке. И после Олимпиады-2010 для меня вопрос о продолжении карьеры был решенным. Я больше никогда не чувствовал внутри себя потребности соревноваться, сравнивать себя с другими спортсменами. Я просто использовал предоставленную мне возможность по максимуму.

- Стефан, с кем вы работаете над своими программами после завершения карьеры профессионального фигуриста?

- Я работаю с тем же хореографом, которая была со мной практически все время на протяжении моей карьеры – это Саломе Брюннер. Сейчас мы ставим новый показательный номер, который я, возможно, покажу на шоу в Японии в июле. По крайней мере, я очень на это надеюсь (улыбается). У нас получилась очень замысловатая постановка, с большим количеством сложных шажочков, и ритм тоже очень необычный и интересный. Думаю, программа будет отличаться от того, что зрители привыкли видеть в моем исполнении (улыбается).

- С кем из фигуристов вам удалось поработать в преддверии нового сезона?

- Совсем недавно мы сделали два показательных номера для Дениса Тена. Он всегда с удовольствием готов посотрудничать со мной, у нас с ним отличные отношения. На самом деле, пять лет назад Денис стал моим первым учеником (улыбается). Он всегда приезжает в Швейцарию, и мы очень продуктивно проводим время: много работаем над шагами, обмениваемся идеями, слушаем огромное количество музыки, чтобы сделать интересные показательные номера. И я надеюсь, он использует все, что мы делаем вместе, для его соревновательных программ. Я верю, что Денис впитывает все, что мы с ним нарабатываем, и думаю, в его программах всегда присутствует дух Швейцарии (улыбается). Во время поездки в Корею я поставил короткие программы Ким Хэ Чин, она стала 23-й на чемпионате мира, и Ким Джин Сео, который также выступал на мировом первенстве. Работать с ребятами было очень интересно. Ким Джин катается всего шесть лет, но у него есть талант и огромное желание трудиться – он с таким интересом наблюдал за каждым моим движением, хотел понять и разобрать буквально каждый мой шаг. Хэ Чин также проявила себя очень смышленой девочкой: я только намеревался показать ей шаги, а она уже понимала, куда и как ей нужно двигаться. Я даже сказал: "Ничего себе, ты знаешь шаги уже тогда, когда даже я их еще не знаю (смеется)!"

- А как вам опыт работы с немецким танцевальным дуэтомНелли Жиганшина/Александр Гажи?

- Начну с того, что у меня был опыт работы с итальянской парой, бронзовыми призерами чемпионата Европы Стефанией Бертон и Ондреем Хотареком. В 2012 году мы работали над их "Фламенко". Но тогда постановка была фактически готова, мы просто оттачивали движения, переходы, добавляли эмоций. Также я помогал Татьяне Волосожар и Максиму Транькову в шоу Art on Ice. В Швейцарию они обычно приезжают сразу после соревнований, и им нужно как-то оживить показательные номера, сделать их еще более яркими и запоминающимися. Так что в какой-то степени я понимал, каким образом строится работа в паре, но работа с Нелли и Алексом - абсолютно новый для меня опыт, поскольку постановку мы начали с нуля. И что мне больше всего понравилось в работе с дуэтом, так это то, что между партнерами возникает контакт, они постоянно взаимодействуют друг с другом. Кто-то получает, кто-то дает. Когда ты катаешься один, ты только отдаешь зрителям все, что у тебя есть.

- Разве зрители не делятся с вами своими эмоцией, энергией?

- Этот момент наступает только в конце программы, когда зрители начинают аплодировать (улыбается). На протяжении всего проката только ты отдаешь зрителю себя. А теперь я на себе прочувствовал, каково это, работать в паре. Кстати, возвращаясь к моменту, что постановщик должен показывать спортсмену, чего он от него хочет, приведу пример из работы с Нелли и Алексом. Я ведь довольно пластичен, двигаюсь достаточно легко и далеко не такой крепкий, как партнеры в парном катании и танцах на льду. Я бы не смог выполнять партию Алекса, но я с легкостью показывал, что должна делать Нелли (смеется).

- Но ведь танцы на льду требуют довольно специфических навыков, поскольку постановки танцоров в корне отличаются от того, что катают одиночники.

- Вы абсолютно правы. Но, к примеру, в коротком танце есть пять обязательных элементов. И на тех же твиззлах ребята сами знают, что делать. Это то же самое, как когда ты тренируешь одиночника – ты ведь не говоришь ему, как нужно прыгать тройной аксель? Я хореограф, и не в моей компетенции объяснять спортсмену, как делать элемент, я не ставлю "ребра", не придумываю поддержки и не задумываюсь об уровнях сложности – это дело главного тренера. Моя же работа заключается в создании общего концепта, атмосферы и картины программы. Я подсказываю позиции, поправляю корпус, расставляю акценты – то есть занимаюсь деталями. Мне было очень легко работать под музыку, выбранную Нелли и Алексом.

- В чем идея постановки?

- В этом сезоне короткий танец – пасодобль. В начале программы мы сделали очень интересную завязку – драматическую и театральную. Мне сразу показалось, что Нелли должна быть в образе отчаянной домохозяйки, которая развешивает белье с обреченным видом. Ее жизнь рутинна и скучна, а муж ленив и неинтересен. Но в какой-то момент Алекс появляется в образе мачо и завоевывает ее мгновенно, Нелли не в силах перед ним устоять (смеется)!

- Планируете продолжать сотрудничать с танцорами?

- Я надеюсь на это!

- Как насчет российских дуэтов?

- Я бы с удовольствием. С Нелли и Алексом мы очень легко поставили танец буквально за три дня, моя голова буквально взрывалась от количества картинок и образов (смеется)! Это отличный опыт для меня, и теперь я буду только рад, если мне вновь представится такая возможность.

- Стефан, вы уже упомянули о сотрудничестве с Волосожар/Траньковым. Но ведь вы также общаетесь и вне льда. Расскажите, с чего началась ваша дружба?

- Мы все примерно одного возраста, знаем друг друга очень давно – долгое время ездили на одни соревнования, участвовали в шоу. Однажды я предложил своему менеджеру Оливеру, чтобы он пригласил на Art on Ice, где уже выступали Татьяна со Стасом Морозовым, Марию Мухортову и Максима. Это было около шести лет назад. Таким образом, в одном шоу тогда оказались Таня и Стас, Алена Савченко и Робин Шолковы, Маша и Максим (смеется). Уже тогда мы начали общаться ближе, сейчас многие знают, что Максим мой хороший друг. Я был так рад, когда они встали с Таней в пару! Ведь я знал, что Максим думал о Тане много-много лет. Помню, как он объяснял мне: "Таня просто самая лучшая партнерша в парном катании!" И когда он мне сообщил, что будет с ней кататься, я был просто счастлив, что его мечта стала реальностью.

- Стефан, когда мы готовились к интервью, попросили болельщиков прислать вопросы для вас. И в завершение интервью мы попросим вас ответить на некоторые из них. Вопрос первый: сколько русских слов вы знаете и какие?

- Я знаю около десяти слов. Перечислять? "Меня зовут Степа", "я родился в Мартиньи". "Спасибо, до свидания, пожалуйста, извините, бистро, чуть-чуть, хорошо." Что еще (переходит на английский)? По-моему уже было десять (смеется)!

- Вопрос второй: на одном из кинофестивалей был показан документальный фильм о вас. Где болельщики могут его увидеть?

- Возможно, в продаже есть диски с этим фильмом, но, к сожалению, я не знаю, где их можно приобрести.

- Третий вопрос: какие номера вы покажете на шоу в Казахстане?

- Это будет номер "The water"… Кстати, я не уверен, но, возможно, буду кататься под живое исполнение оркестра.

- И заключительный вопрос: почему лезвия ваших новых коньков позолоченные?

- Это сюрприз! И разгадку все смогут увидеть примерно два месяца спустя.

- Это как-то связано с той самой новой постановкой, которую вы представите на шоу в Японии?

- Скажем так, это связано с чем-то новым для меня и для всех зрителей и болельщиков (смеется)!
http://rsport.ru/interview/20140526/748444862.html

Артур Гачинский: "Надеюсь, Пиноккио навсегда ушел в свой шкафчик"

"Поменять все!" – В эту короткую фразу для Артура Гачинского уложился в последних числах декабря смысл всей его 20-летней жизни. Впрочем, это только сейчас звучит коротко и понятно. А тогда, с треском проиграв в Сочи отборочный предолимпийский чемпионат страны, фигурист вообще не понимал, чего хочет сильнее: навсегда оставить лед или все-таки сделать еще одну попытку чего-то добиться.

– Как долго вы шли к решению вернуться в Москву, Артур?

– Последние два года. Меня не устраивали результаты и постепенно вырисовывалось решение поменять город, тренера, обстановку, себя, свой стиль катания, имидж – все! Я пробовал что-то поменять и раньше. Задумывался о том, что отношусь к тренировкам и к самому себе недостаточно требовательно, пытался постоянно все это контролировать, но понимал, что результата как не было, так и нет. Декабрьский чемпионат России всего лишь стал последней каплей.

– Своему тренеру вы сказали об этом сразу?

– Алексею Николаевичу? Да.

– И как он отреагировал?

– Можно я не буду об этом рассказывать?

– Конечно, можно. Просто я слышала, что Мишин был в ярости, узнав, что вы ездили в Москву на просмотр, не поставив его в известность.

– Ну так вы все сами знаете... Официально объявлять о переходе в середине сезона было нельзя – я мог запросто угодить под дисквалификацию. Наверное, все получилось не очень красиво по отношению к тренеру. Просто наши пути в определенный момент разошлись.

– Обычно у каждой стороны в таких случаях есть своя версия. Лично мне казалось, что с возвращением Евгения Плющенко в любительский спорт Мишин перестал в достаточной мере уделять внимание другим ученикам, что со временем стало вызывать – и у вас в том числе – совершенно справедливое недовольство. Хотя по версии Алексея Николаевича, вы просто недостаточно хорошо работали.

– Я старался выкладываться на каждой тренировке. Не тусовался, не халтурил. Может быть, я просто вырос. Пока был маленьким, просто слушал все, что говорил тренер. И беспрекословно выполнял. А по мере взросления у меня стал меняться взгляд на жизнь, на то, что я делаю. Я перестал делить окружающий мир на черное и белое, стал понимать, что существуют полутона. Пришло какое-то внутреннее осознание того, что я – мужчина. И должен принимать самостоятельные решения относительно своей жизни.

На этом фоне у нас с тренером стали возникать спорные, скажем так, ситуации. И ощущение внутренней неудовлетворенности, психологического дискомфорта становилось все более сильным. Возможно, именно поэтому я перестал прогрессировать как спортсмен.

– На протяжении многих лет вас упорно называли клоном Евгения Плющенко. Вас это задевало?

– Когда был маленьким, мне это даже нравилось.

– Вы тогда сознательно старались ему подражать?

– А как не подражать, когда ты постоянно на него смотришь? Тут хочешь – не хочешь, а будешь так поступать. Перед тобой человек, который делает все, причем очень хорошо. Естественно, хочется делать так же. А лет в семнадцать мне это не то чтобы надоело, но я стал чувствовать какое-то внутреннее желание кататься иначе. Поэтому когда слышал, что я – второй Плющенко, это начинало сильно раздражать, если честно.

– На тренировках не возникало желания остановиться и заорать: "Я – не Плющенко!"

– Бывало.

– Может быть, со стороны Мишина шло непроизвольное желание добиться от вас той манеры катания, которая, применительно к Плющенко, уже оправдала себя? Двигаться по накатанному ведь всегда проще.

– Не считаю, что Алексей Николаевич шел со мной по-накатанному. Мы очень хорошо работали, я его понимал. Просто в некоторых моментах случались расхождения.

– Как вы относились к тому факту, что Плющенко вернулся в любительский спорт и намерен выступить в Сочи?

– Давайте я не буду об этом говорить? В целом моя политика такова: если человек хочет – пусть идет и делает. Не хочет – не нужно его заставлять. Просто я никогда не был сторонником того, чтобы спортсмену что-то давали за прежние заслуги.

– Прежние заслуги в фигурном катании – это, в частности, оценка за компоненты.

– Понимаю. Но это тоже неправильно. Давайте тогда сделаем таблицу – сколько и за какие заслуги плюсовать. И будем по этой таблице выводить победителей. В спорте должно быть все честно: что накатал – то и получил.

– Сами вы были сильно расстроены, не попав на Олимпийские игры?

– Я еще до чемпионата России понимал, что сезон накрылся медным тазом. Ну да, было обидно, досадно. Но что с того? Будут другие Игры, а может, и не одни.

***

– Когда пошли разговоры о том, что вы ищете тренера, называли разные имена. Почему Тарасова?

– Когда я вернулся в Питер после чемпионата России, то решил, что вообще не буду продолжать кататься. Сказал маме, что мне все надоело. Что я не вижу какого-то дальнейшего будущего в фигурном катании. Ну и неудачи достали. Так что на пару дней я ушел в совершенно другую жизнь. Нормальную.

– Это как?

– Ходил в кино, гулял ночами по городу, играл в компьютер, пока голова на стол не падала. И как-то очень быстро устал от этого. Вот и позвонил Тарасовой. Попросил о помощи. Сказал, что хочу поменять все – вплоть до того, чтобы завести новый спортивный дневник и заново "построить" себя.

– Откуда тогда возникли слухи о том, что вы хотите уйти от Мишина к Олегу Васильеву?

– Я думал о таком варианте, когда только начал размышлять о смене тренера. Пытался понять, кто вообще способен вытащить меня из той глубокой трясины, в которой я очутился. Васильев – сильный специалист. У него были прекрасные спортсмены, катание которых мне нравилось. Но я все-таки выбрал Тарасову.

Шестого января я приехал в Москву, мы встретились. Татьяна Анатольевна подготовила мне небольшой план работы, и по этому плану я начал работать в ЦСКА с Сашей Успенским и Максимом Завозиным. Это было просто катание – работа над скольжением. Никаких прыжков, никаких вращений – только шаги. Я заново учился их делать – как маленький ребенок. Крюки, выкрюки, петли, чоктау...

– Раньше, получается, не умели?

– Раньше просто никогда не акцентировал на этом внимания. Не говоря уже о таких вещах, как тянуть носок свободной ноги. Для меня это было совершенно необычно и непривычно. Но понимал, что все это необходимо – если вообще на что-то рассчитывать в фигурном катании. Параллельно залечивал старую травму спины. Прыгать начал только после того, как Тарасова вернулась в Москву с Олимпийских игр. Тогда же мы начали ставить программы.

В апреле Тарасова уехала в Америку, и пока ее не было, я продолжал кататься с Еленой Германовной (Буяновой. – Прим. Е.В.), готовился к апрельскому шоу в Лужниках. Не могу сказать, что это была очень напряженная работа – сильно нагружать спину мне пока еще нельзя.

– Переход со срезанных каблуков, на которых вы катались у Мишина, на нормальные ботинки дался вам легко?

– Когда стал заниматься скольжением, многие шаги у меня вообще не получались в силу того, что я был "деревянным". Из-за того, что много лет катался на низком каблуке, меня постоянно тянуло назад. В этой ситуации постоянно приходилось думать о том, чтобы удержать корпус, катание же становилось еще более скованным. К моменту начала тренировок у Тарасовой мои старые коньки пришли в негодность – я их в очередной раз сломал, поэтому решил взять простые ботинки и простые лезвия.

– А что, лезвия тоже были какими-то особенными?

– Облегченными. Поэтому, собственно, я их часто и ломал – менял за сезон по три-четыре пары.

– Зачем тогда было выбирать облегченную конструкцию?

– Я же не сам выбирал. Наверное, для того, чтобы было легче кататься.

Работать на обычных лезвиях мне неожиданно понравилось. Прыжки тоже стали получаться без проблем. Понятно, что первое время ощущения были не совсем привычные – шатало. Но все это быстро прошло.

***

– То, что работать вам предстоит на катке, где тренируется Максим Ковтун, не доставляет психологического дискомфорта?

– Я ведь пришел делать свое дело, а не смотреть на кого-то. Ну да, я видел, как катается Максим, но ведь результат зависит от того, как катаешься ты сам, а не твой соперник. Так что работать Максим мне не мешал, и не думаю, что будет мешать в дальнейшем.

– Когда Ковтун готовился к олимпийскому сезону, он с тренерами сознательно пошел на то, чтобы сделать ставку в своих программах на сложность. То есть на пять четверных прыжков. За счет чего собираетесь "брать свое" вы?

– За счет катания, за счет эмоций. Моя задача на данный момент сводится к тому, чтобы максимально подстроиться под те требования, которые сейчас предъявляются к катанию. Программы ведь в этом отношении стали гораздо сложнее, чем были раньше. Они требуют беспрерывных связующих шагов, связок, сложных заходов на прыжки. Нет ни одного прыжка без какой-то "загогулины" – прыгаешь то с ласточки, то с кораблика, то с выкрюка, то с "бауэра". Самое сложное для того Пиноккио, который много лет сидел внутри меня, – привыкнуть именно к этому. Раньше я никогда не делал такого количества сложных шагов в программе. Поэтому в части прыжков мы пока остановились на том, чтобы делать только один четверной.

– Знаю, что в тренировках фигуристы любят пробовать сложные элементы, даже если не собираются включать их в программу. Что самое сложное пытались пробовать вы?

– Четверной аксель. Не выезжал, но докручивал.

– Страшно было?

– Когда с техникой все в порядке и понимаешь сам механизм прыжка, страха не бывает. Я ж не с балкона иду прыгать? Разницы в количестве оборотов для меня по большому счету тоже нет – техника ведь не меняется. Заходишь точно так же, отталкиваешься точно так же. Главное – настроить голову на то, что четверной – это на один оборот больше. Вот и вся сложность.

– Насколько, кстати, ваши представления о смене стиля совпали с тем, что получается сейчас?

– Начнем с того, что я стал по-другому кататься: свободнее, эмоциональнее. Пиноккио, надеюсь, навсегда ушел в свой шкафчик. Плюс, мы "согнули" ноги – от этого катание стало более "низким", плавным и широким. Ушла суета. Соответственно, когда мы взялись за программы, изменившаяся манера катания сама по себе подразумевала иные постановки, чем те, что были раньше.

– Летний отпуск у вас предполагается?

– Вообще я за всю свою карьеру никогда не ездил отдыхать. На море был только на сборах. А так, чтобы приехать, пойти на пляж и ни о чем не думать – такого не случалось ни разу в жизни. У Алексея Николаевича это было не принято.

– Но ведь невозможно работать без отдыха?

– Ну да, тяжело. Особенно физически. Но я как-то справлялся. Убеждал себя в том, что становлюсь от этого только сильнее. Сейчас же у меня будет две недели перерыва, во время которых я должен хорошенько закачать спину. Так, чтобы вообще о ней больше не вспоминать.

– И с новыми силами продолжить подготовку к сезону?
– Ну да. На самом деле я впервые в жизни начал понимать, что такое получать удовольствие от катания. Первое время, когда слышал об этом от Успенского или Завозина, в глубине души думал: какое вообще может быть от этого удовольствие, они что, с ума сошли? А потом вдруг на меня свалилось какое-то невероятное количество новых ощущений. Я начал чувствовать ребра, баланс, наклон корпуса, силу, с которой нога нажимает на конек, отчего ребро становится более "глубоким". Стал чувствовать лед, его отдачу. Возникло даже ощущение, что мы начали со льдом разговаривать. Это так необычно... И так здорово!

http://winter.sport-express.ru/figureskating/reviews/44139/

Флоран Амодио пропускает чемпионат мира


После согласования с Федерацией, французский фигурист Флоран Амодио предпочел пропустить чемпионат мира в Японии, который состоится с 24 по 30 марта 2014г.
"После разочарования на Олимпийских играх, я должен вернуть уверенность в себе. Сегодня я не готов хорошо кататься на чемпионате мира. Нужно забыть этот сезон" - поделился молодой чемпион Франции.
Флоран Амодио встретится с представителями Национального технического отдела, чтобы как можно лучше подготовиться к следующему сезону.
источник

Фернандес в окружении россиян



Хавьер Фернандес стал двукратным чемпионом Европы в мужском одиночном катании. Серебро и бронза у Сергея Воронова и Константина Меньшова.
Фигурное катание. Чемпионат Европы. Будапешт, Венгрия
Мужчины. Итоговая классификация


1. Хавьер Фернандес (Испания) – 267,11.
2. Сергей Воронов – 252,55.
3. Константин Меньшов – 237,24…
5. Максим Ковтун (все – Россия) – 232,37.


Фернандес отстоял титул

Глядя на то, что второй сезон творит на льду Хавьер Фернандес, поневоле начинаешь уходить от стереотипного восприятия Испании только как страны футбола и тенниса. Конечно, успехи испанцев в фигурном катании пока носят локальный характер, но если дела и дальше будут идти в том же духе, то не за горами и массовое увлечение этим видом спорта. На данный момент только Хавьер Фернандес отстаивает на льду честь испанской короны, достижения остальных её представителей гораздо скромнее. Зато выступления теперь уже двукратного чемпиона Европы вполне совпадают с девизом его страны, который гласит: Plus Ultra, что означает – дальше предела.

Сейчас он единственный, кто исполняет три четверных прыжка в произвольной программе. В Будапеште Фернандес прыгнул четверной тулуп, каскад четверной сальхов – тройной тулуп и ещё один четверной сальхов во второй части программы. Неидеально, но прыгнул. А всё остальное было исполнено чисто, на высокой скорости и, как обычно, очень экспрессивно. Благодаря этому испанец сумел удержать покорённую в прошлом году вершину, а это подчас бывает гораздо труднее первого восхождения.

Двойной успех россиян

Скажем честно, представить попадание на пьедестал сразу двух россиян перед стартом чемпионата можно было разве только в самых смелых мечтах. А предположить, что это будут Меньшов и Воронов, тем более. Теперь это свершившийся факт. Причём и для Сергея Воронова, и для Константина Меньшова это первые медали в их уже довольно долгой спортивной карьере. Подопечный Евгения Рукавицына на этом турнире совершил самый впечатляющий рывок – с 11-го места на третье. Конечно, не без помощи соперников, которые самоустранялись один за другим, но и сам фигурист был хорош. Откатав программу без единого сбоя, он не только воспользовался предоставленными шансами, но и в свою очередь заявил – превзойдите, если сможете. Смогли только двое – Фернандес и Воронов. И если сравнивать прокаты серебряного и бронзового медалиста, то последний смотрелся посвежее. Возможно, потому, что в отличие от Воронова Меньшову терять было нечего, в то время как Сергею свою позицию нужно было отстаивать.

И он с этим бременем справился. Боролся за каждый прыжок, некоторые вытягивал буквально на зубах, как, например, тройной аксель в самом начале программы. Одолел два четверных и первым превзошёл достижение своего товарища по команде. По большому счёту произвольную он должен был проиграть Меньшову, но тому судьи явно поскупились в оценках за компоненты – сказалась неудача в короткой программе. А вот итоговое второе место и титул вице-чемпиона абсолютно заслуженно. По сумме двух дней Сергей Воронов был лучшим после Хавьера Фернандеса. И это хорошая награда за его упорство и работу, а также очередной плюс команде Этери Тутберидзе.

Шаг вперёд и шаг назад

Михал Бржезина, вскочивший на подножку медального поезда в прошлом году, был готов повторить свой бронзовый успех и в этом. Но, к радости российских болельщиков, сделать это чеху не удалось. От третьего места, на котором расположился наш Константин Меньшов, его отделили всего 0,26 балла. Начал Бржезина довольно уверенно – с каскада четверной сальхов — двойной тулуп, а второй четверной одолеть уже не смог. Прыгни Михал его – и картина была б совершенно другая. Но обойдёмся без сослагательного наклонения, тем более что итоговый расклад вышел в нашу пользу. Вместе с тем Михал подтвердил свой статус одного из лучших фигуристов Европы, продолжив "танцы"вокруг пьедестала. А вот его товарищ по сборной, Томаш Вернер, в очередной раз выступил неудачно. Шедший по итогам короткой программы на третьей позиции чемпион Европы-2008 совершенно расклеился к середине, в итоге стал только седьмым, правда, до главного неудачника первенства он всё же не дотянул. Это звание отошло к Флорану Амодио.

Пятое место и олимпийский знак вопроса

На этом чемпионате Европы Максим Ковтун стал пятым, как год назад в Загребе. И если тогда это дало повод говорить об успешном дебюте, то в Будапеште от него явно ждали большего. Отрицать потенциал и способности фигуриста нет смысла, он действительно талантлив, но справляться с нервами до сих пор не научился. Вместо трёх четверных исполнил только один: остальные сдвоил. И, к сожалению, Максим не умеет перекраивать программы. В этом он признавался сам на турнире в Москве, а чемпионат Европы лишь подтвердил сказанное. Прыгнув двойной сальхов с одинарным тулупом, Ковтун лишил себя возможности хоть как-то спасти ситуацию во второй части программы. А так заработал только 1,56 балла вместо потенциальных семи, если бы привязал тулуп к лутцу.

Своим товарищам по сборной Максим Ковтун проиграл более 15 баллов, и это фиаско заставило зазвучать вопрос о том, кто должен представлять Россию на Играх в Сочи, особенно остро. Вернись Ковтун из Будапешта со щитом, то есть с медалью, дело можно было считать практически решённым. Но он возвращается на щите. Теперь всё зависит от того, что покажет на контрольных прокатах Евгений Плющенко. Что касается Максима, то его положение оказалось довольно шатким. До этого постоянно говорилось о потенциале спортсмена, который никто не оспаривает. Но ещё ни на одном турнире он не исполнил чисто обе программы и ни разу не прыгнул три заявленных четверных. А это значит, что и вариант в качестве запасного на Играх тоже под вопросом, особенно в свете последних успехов Воронова с Меньшовым.

Крутое пике

Сложно сказать, что сегодня приключилось с Флораном Амодио, но его выступление было худшим на этом турнире. Такое редко случается, но экс-чемпион Европы, кажется, завалил всё, что только можно, – начиная от прыжков, заканчивая вращениями. А от последнего места в произвольной программе его спасли только компоненты, которые, к слову, оказались всего на шесть баллов хуже, чем у бронзового медалиста Меньшова. Но это камешек в огород арбитров, что же касается самого Амодио, то 20-е место – это, конечно, оглушительный провал. Так плохо француз не выступал даже на чемпионатах мира, а на континентальном форуме так и вовсе ни разу не выпадал из призовой тройки. И такое пике явно не добавит уверенности фигуристу перед Олимпиадой. А времени на исправление ошибок почти не осталось.
http://www.championat.com/olympic14/article-186531-obzor-4-go-dnja-che-po-figurnomu-kataniju.html

Алексей Урманов: Мишину заявил: "Я не мальчик. Меня зовут Алексей"

Олимпийский чемпион 1994 года в мужском одиночном катанииАлексей Урмановрассказал корреспонденту "Р-Спорт" Анне Манаковой о том, можно ли объективно сравнить его катание в Лиллехаммере с катанием Патрика Чана, как он испугался первого настоящего катка, о важности денег и страха в фигурном катании и о своей роли в становлении прославленного тренера Алексея Николаевича Мишина.

Алексей, первый вопрос лежит в чисто теоретической плоскости. Возникала ли у вас мысль оценить свой победный олимпийский прокат по новой системе судейства? Ведь всегда интересно сравнить то, что было в прошлом, с тем, что есть сейчас. Например, с рекордными выступлениями Патрика Чана, которые он показал в этом сезоне?

- Нет, у меня даже мысли такой никогда не было, но сейчас вы мне дали эту идею, и ее можно легко реализовать – это, в общем-то, несложно и не займет много времени. Но посчитать эти баллы можно только для себя. А вот говорить что-то вроде: "Иван Иванович Иванов, катаясь 20 лет назад, не набирал и половины того, что набирают сегодня" грубо, некорректно и просто неправильно.

- Возможно это сделать корректно с учетом изменений в правилах и наборе элементов?

- Адекватную сравнительную картину мы не получим. Прыжки были и тогда прыжками, но требования к вращениям были совсем другими, не такими, как сейчас. И поэтому не исключено, что 90% вращений и дорожек шагов не только у меня, но и у других окажутся, допустим, первого уровня. Соответственно, это будут совсем другие баллы, не те, которые сейчас можно получить за четвертый. Естественно, мужское фигурное катание продвинулось вперед. Кто-нибудь прыгнул два четверных прыжка на Олимпийских играх в 1994 году? Никто. Пытались? Не пытались. И я спокойно говорю о том, что мы продвинулись вперед, потому что это нормально, я в этом не вижу ничего страшного.

- В те годы у вас было представление, куда двинется фигурное катание? Ведь тогда на полном серьезе говорили о прыжках в пять оборотов, но никто не задумывался о прогрессе в других элементах.

- Я прекрасно понимал, что четверные прыжки будут продолжаться. Но, естественно, тогда никто и предположить не мог, что в ближайшие десять лет поменяется система судейства. Произошло бы усовершенствование многооборотных прыжков, мы уже не узнаем, потому что не можем сказать, что было, если бы не поменялась система. Вдруг мы на самом деле видели бы исполнение акселя в четыре с половиной оборота? Могли бы чисто теоретически? Наверное, могли бы. Но практически мы имеем другое. Могло ли повлиять то, что мы стали уделять больше внимания вращениям и дорожкам, на отсутствие сейчас у кого-либо из фигуристов акселя в четыре с половиной оборота? Наверное, могло. Но на 100% мы этого не скажем – это только наши рассуждения.

- Есть много версий по поводу того, кто официально является первым человеком, исполнившим четверной тулуп. По одной из них это вы. Какие были ощущения, когда это удалось сделать – наверное, как в космос слетали?

- Если бы я бывал в космосе, то мог бы сказать, сравнимо это или нет. А так это были ощущения спортсмена, который выучил ультрасложный элемент и смог показать его на соревнованиях.

- В те годы исполнение четверного прыжка могло гарантировать победу?

- Нет – точно так же, как не гарантирует это победу и сейчас. Несмотря на изменение системы судейства, фигурное катание никто не отменял. Это всегда был спорт с искусством, и тогда мы также старались сделать хорошие, красивые и интересные программы. Плюс сегодня для мужчин-одиночников тройные прыжки вообще не представляют никакой сложности, сильнейшие выполняют тройной лутц, тройной флип, тройной риттбергер и даже каскады из двух тройных прыжков всегда и в любую погоду. А двадцать с небольшим лет назад на этих элементах люди иногда ошибались. Прыгнуть четверной было ультрасильно, но нужно было выполнить и другие не менее сложные элементы.

- Алексей Николаевич Мишин любит вспоминать, что, когда он был совсем маленький, он буквально въехал в фигурное катание, цепляясь за грузовики и катаясь таким образом по обледеневшим улицам. У вас в детстве была история, после которой вы стали фигуристом?

- У меня такой сногсшибательной истории, как у Алексея Николаевича, нет. Все было очень обыденно. Привели заниматься, мальчишка покатался, и ему понравилось. Но я всегда говорю, что просто так понравиться не может. Моим самым первым тренером был Генрих Михайлович, его фамилию, к сожалению, я не помню, а потом, через полгода-год - Нина Николаевна Монахова. Они были положительные, очень любящие то, что они делают, и очень внимательные к детям люди. Поэтому они и нам прививали эту любовь. Я думаю, это был немаловажный фактор.

- Первые ощущения от выхода на лед помните? Многие фигуристы рассказывают, как поначалу постоянно падали носом вниз…

- Носом вниз не падал. Я падал с велосипеда на голову (смеется). Я не припоминаю, чтобы очень сильно падал с коньков, я более-менее уверенно держался на льду. Вспоминаю другое: свои первые шаги в фигурном катании, как это ни странно прозвучит, я делал в церквушке на Васильевском острове. В то время там, на набережной Лейтенанта Шмидта, был каток. Сейчас это действующая церковь. Там я покатался недолго, потом перешел в "Юбилейный". И второй запоминающийся момент такой: когда меня вели в  "Юбилейный", я испугался масштаба этого сооружения, все-таки для четырехлетнего пацана после церквушки это был резкий контраст. И поэтому со мной случилась истерика. Я говорил маме: "Зачем ты меня сюда притащила?! Я не хочу! Пошли домой!". Но в итоге и мама, и Нина Николаевна нашли те правильные ключики, чтобы пацан покатался и почувствовал, что все хорошо.

- Какие первые впечатления оставил Алексей Николаевич Мишин?

- Он с очень хорошим чувством юмора, он умный, в меру строгий и в меру добрый. Он очень любит своих учеников, с которыми работает, но в то же время требовательный. Никогда не бросит и обязательно всегда рядом, если что-то случается. Я не побоюсь сказать, что вместе со мной происходило и его становление как тренера, думаю, что если он когда-нибудь прочтет это интервью, то согласится со мной.

- Мишин знаменит своими научными методами. С вами он тоже практиковался?

- Очень активный период в плане научных разработок был до моего появления. А я пришел в начале 90-х, и это было не очень хорошее время для того, чтобы заниматься наукой. У людей были проблемы другого характера: как купить получше колбасу или сосиски в магазине. Наука была, да, но ее было меньше, чем до меня. И я не очень велся на все эти экспериментальные методы, не всегда позволял делать из себя экспериментальную кошечку или крыску, которую отправляют куда-то и смотрят, закружится у нее голова или нет.

- Почему?

- Наверное, потому что я чувствовал более тонко все эти моменты и понимал, что мне нужно больше тратить время на практику, а не на чепуху, которая никакой пользы для меня не несет, пусть это сейчас прозвучит и эгоистично. Я так думал, и в принципе, я был недалек от истины. Я взвешивал какие-то моменты и говорил Алексею Николаевичу, что для меня важнее практика, чем теоретические моменты. В теории я много понимал, а практически нужно было делать больше.

- Мишин слушал своих учеников?

- Все меняется в жизни. Вначале было его мнение - и остальные неправильные. У него было много разных тезисов, например: "Я начальник – ты дурак, ты начальник – я дурак". И поначалу мы должны были выполнять то, что нам говорилось, но потом это очень сильно изменилось. Вы знаете, что сейчас Алексей Николаевич называет Евгения ПлющенкоЖенечкой? А 24 года назад это было невозможно по определению. Мы все были мальчиками и девочками. Когда я пришел к нему в группу, у него не было Алексеев, Евгениев, Виталиков, Леонидов, Марин, Наташ, Татьян. У него были мальчики и девочки. Но у меня был немного странноватый характер, и я прекрасно помню, как на одной из тренировок я сказал: "Я не мальчик, меня зовут Алексей!". С тех пор я стал Алексеем. Я говорю абсолютно серьезно и без всяких шуток, убежден в том, что сыграл некую переходную роль в его истории.

- Какой у вас в карьере самый первый запоминающийся успех? Первый норматив, разряд, приз?

- Когда нам было по шесть лет, у двух тренеров тренировались по 14-15 человек. После этого в семилетнем возрасте мы этими двумя группками двинулись в первый класс. Сразу у меня получалось немного лучше, чем у других, поэтому я из этой компании чуть-чуть выделялся и занимал достаточно хорошие места, почти всегда первые. У нас была очень маленькая квартира, но мой дедушка все равно нашел место, чтобы организовать уголок, в котором были все мои грамоты, дипломы, кубки и медальки – это я очень хорошо помню. А самый-самый первый успех – это были соревнования юного фигуриста, которые я выиграл в пять лет. И поскольку мы были совсем маленькими, то в подарок я получил смешного пластмассового Буратино. Он был у меня очень долго, естественно потом у него оторвались ноги-руки, и он, к сожалению, не сохранился. Но мне запомнился.

- Вас когда-нибудь мотивировали в спорте призы или деньги?

- К счастью, со мной такого не происходило. В моем характере нет патологической жадности, и поэтому, наверное, это было в меньшей степени. Конечно, выигрывать хотелось, но из спортивных соображений, чтобы быть лучше, чем другие. Победить, чтобы получить материальную выгоду - никогда. Ни в детстве, ни во взрослом возрасте. Невозможно заработать все деньги в мире.

- Первая ваша Олимпиада в 1992 году была немножко странной – уже не в составе советской команды, но еще не в российской. Чувствовали эту странность?

- Поверите или нет, но мы настолько фанатично занимались фигурным катанием, что были вне политики. К тому же, это все равно было содружество государств. На Олимпиаду в Альбервилль поехали Виктор Петренко, Алексей Урманов и Вячеслав Загороднюк – два украинских спортсмена и спортсмен из Санкт-Петербурга. Конечно, все равно мы были одной командой. Да, был непонятный момент, что государства уже были независимыми, но команда - объединенная. Но это было не столь важно, потому что фигурное катание – это личный вид спорта, фигуристы разыгрывают личное первенство, и ощущения здесь совсем другие. Если бы вы беседовали с хоккеистом того времени, то, может быть, он вам сказал что-нибудь иное, что действительно могли быть какие-то разногласия в команде, в которой одни хоккеисты представляют минское "Динамо", а другие московское. У нас же все было достаточно спокойно. Хотя запомнилось, что мы были без гимна и без флага.

- Если не брать политику, что еще запомнилось с первой Олимпиады?

- У меня воспоминания исключительно хорошие, потому что я был молодым спортсменом и достаточно удачно выступил, на первой Олимпиаде я стал пятым. Конечно, запомнилась победа Виктора Петренко, который безумно сложно готовился к этой Олимпиаде, смог подойти в адекватной форме только к старту, и в итоге выиграл. А еще очень сильно запомнилось, как канадскому фигуристу Курту Браунингу, который на тот момент уже был трехкратным чемпионом мира, в Альбервилле после произвольной программы кто-то с трибуны кинул костыль с приделанным к нему канадским флагом.

Рассказ Виктора Петренко о победной Олимпиаде 1992 года и его пути к вершине спортивного Олимпа>>>

- Он был главным фаворитом…

- Да, но как показывает практика, некоторые спортсмены просто не олимпионики. Олимпийские игры – это не их соревнования, так складывается, что хорошо выступать на Олимпиаде они не могут по определению, вот Курт как раз из таких спортсменов.

- Ответственность и волнение за командный результат на Олимпиаде давили?

- Безусловно, ответственность и волнение присутствовали, но я бы сказал, что большее волнение я испытывал в 1994 году, потому что эта Олимпиада была более осознанная. Там ответственность была больше. Это прозвучит банально, но маленькие дети бесстрашны, потому что у них нет осмысления того, что они делают. Если они лезут на высоченную горку, то абсолютно не боятся и могут лететь с этой горки сломя голову, потому что не загружают себя лишней информацией об опасности. А более взрослый человек не полезет на горку и не будет ехать с нее вниз головой, потому что понимает, что это может закончиться достаточно печально.

- Что больше всего вспоминается с победной Олимпиады?

- Несколько моментов. Короткая программа, в которой ребята, вернувшиеся из профессионалов, Виктор Петренко и Брайан Бойтано, выступали в первой разминке. А я, кажется в третьей. Не люблю смотреть на своих конкурентов и никогда не слежу за их выступлениями – мне проще выходить на старт, когда я не знаю какой-то лишней информации. К тому моменту, когда я вышел из своей комнаты и направился на каток, ребята только-только откатались. Навстречу по коридору идет Оксана Грищук и радостно говорит: "А ты знаешь, как они прокатались?". Здесь надо отметить, что Оксанка всегда была очень активной девчонкой, постоянно находившейся в повышенном эмоциональном возбуждении. И я даже не успел ответить, знаю или нет, как она приблизительно за шесть секунд выпалила мне всю информацию. "Спасибо, тебе большое", - ответил я, а про себя думаю: кто же тебя за язык-то тянул. Но эта информация в одно мое ухо влетела и тут же испарилась. А вот Курту Браунингу, в отличие от меня, Оксана Грищук не встречалась, ему рассказал подробности кто-то другой, или он сам их увидел по телевизору, потому что когда мы ехали с ним в одном микроавтобусе, он сидел напротив счастливый и довольный. Нам предстояло с ним выступать в одной разминке, но Курт, еще не начав соревноваться, уже мысленно теребил в руках золотую олимпийскую медаль, которую в результате через три дня повесили мне на шею. Клянусь, это было очень четко видно. Еще тогда я подумал про себя, что это очень странно. Все-таки, сначала стоит покататься, а потом уже снимать сливки.

- Кого-то из соперников особенно боялись или понимали, что вы один из фаворитов?

- На протяжении всей спортивной карьеры меня в первую очередь интересовало мое собственное состояние, моя спортивная форма была для меня на первом месте. Я приехал в Лиллехаммер в хорошем физическом и эмоциональном состоянии и просто чувствовал себя уверенно. Но я не думал о том, что я один из фаворитов, и не строил какие-то планы, это как раз делал Курт. Ему нужно было сосредоточиться на том, что делает он, а он расслабился еще до исполнения короткой программы. А потом было уже поздно. Поезд уехал, и в первом вагоне оказались три человека, которые в итоге и разыграли все медали – я, Элвис Стойко и Филипп Канделоро. Три остальных фаворита (Браунинг, Петренко и Бойтано) сели в последний вагон, после чего их шансы на медали уже зависели не столько от них, сколько от тех, кто был в первом вагоне. А эти люди не дали никаких шансов.

- В те годы к Элвису Стойко в российских СМИ было принято относиться пренебрежительно – как к фигуристу с прыжками, но без артистизма. А как к нему относились вы?

- Если спортсмен неуважительно и с пренебрежением относится к своим соперникам, то это как минимум неправильно, и это слабость спортсмена. "Ой, а вот этот ничего не может, этот такой, этот сякой". А ты тогда какой? Я нормально относился ко всем соперникам, но я думаю, что и сейчас нет никакой дружбы между людьми, которые выходят на лед в личном первенстве и соревнуются между собой. Если это рукопожатие и пожелание удачи на соревнованиях, то это уже хорошо.

- После Олимпиады в Лиллехаммере чемпионка в женском одиночном катании Оксана Баюл ушла в профессионалы, олимпийские чемпионы Грищук и Платов остались, но думали о том, чтобы уйти. У вас были размышления, продолжать любительскую карьеру или нет?

- Не было. Я считаю, что если заканчивать со спортом в 20 лет, то возникает вопрос - а был ли спорт. Вот, Тара Липински выиграла Олимпийские игры в 14 лет и закончила. А был ли спорт в ее карьере? На мой взгляд, очень мало. Спортсмен должен проходить становление, победы, переживание, борьбу – это закаляет его, и вот это, на мой взгляд, настоящий спортивный путь и спортивная карьера. А когда прибежал в детском возрасте, выиграл и убежал - я этого не понимаю. Вы можете меня спросить: а кто придумал, что спортсмен должен закончить карьеру в 30, а не в 15 лет? Естественно, вы будете правы, потому что нет ограничения, когда спортсмен должен начинать и заканчивать. Потому что это всегда индивидуальный момент. Порой спортсмен заканчивает не по своей воле из-за травм, кто-то заканчивает очень логично, кто-то передерживает себя в спорте. Как тут найти золотую середину? Наверное, сложно.

- Но ведь это было сложное время. Середина 90-х, безденежье. Зачем было закалять себя, если на поверхности лежал легкий путь - уйти в профессионалы и зарабатывать там деньги?

- Миром правят деньги, мы все равно всегда к этому возвращаемся. Мне не нужны были деньги? Нет, деньги нужны всем и, естественно, чем больше, тем лучше. Но вот так сложилось. Предвкушая следующий вопрос: "Жалеете ли вы об этом, Алексей?", скажу, нет, абсолютно не жалею. Я свою спортивную карьеру прожил так, как ее прожил, и считаю, что она удалась.

- То, что не удалось попасть на третью Олимпиаду, был сильный удар?

- Когда травма выбила меня на целый сезон и, соответственно, не дала мне поучаствовать в третьей Олимпиаде – это был самый сложный момент в моей спортивной карьере, да и вообще в жизни. И может быть, поэтому я говорю, что спортсмен должен закалиться полностью и должен пройти достаточно длинный путь. Потому что в итоге о нем могут сказать: вот это был спортсмен, о пути, который он прошел, можно снять художественный или документальный фильм. Вот только что на московском Гран-при я иду со своей ученицей Николь Госвияни в "Лужниках". Николь 17 лет, но она выглядит уже повзрослевшей. А перед нами идет 15-летняя японская девочка Сатоко Мияхара, которая выглядит как ребенок. Без всякой задней мысли мне моя спортсменка с улыбкой, по-доброму, говорит: "Это что за ребенок, Алексей Евгеньевич?". Я ей сказал, что это девочка, которая будет с нами соревноваться, так Николь не поверила. И теперь представим ситуацию: завтра этот ребенок что-то выиграет и закончит со спортом. Вы запомните этого ребенка? Не уверен.

- Но если рассматривать победу на Олимпийских играх, как наивысшее достижение в спорте, то в чем искать мотивацию продолжать выступления?

- Кто-то ставит себе цель поставить некий рекорд. И разве это плохо? Ничего в этом плохого, поэтому мы и говорим о том, что каждый для себя решает сам. Мое мнение, заканчивать спортивную карьеру в 14 лет неправильно, но это не значит, что все должны думать именно так. Я хочу, кстати, сказать еще о том, что надо все-таки повышать минимальный возраст спортсменов. Давайте понимать, что есть детский, юниорский и взрослый спорт, и если детский спорт – не тоже самое, что юниорский, то взрослый – это вообще совершенно другой спорт, в отличие от юниорского. Это очень важный момент, и поэтому ребенок не должен соревноваться с взрослой девушкой или с тетенькой, которой 25 лет. Я говорю грубо, потому что меня это действительно волнует. Ведь они очень разные и это не совсем правильно, чтобы дети соревновались со взрослыми окрепшими людьми. В большей степени это касается девушек.

- Некоторые специалисты говорят, что взрослый человек получает психологическую травму, проигрывая ребенку.

-  Если мы продолжим эту тему, то уйдем в сторону, потому что психология – это очень тонкий момент, и люди могут сказать: "Ребят, у вас не все в порядке с психикой? Тогда вам вообще не нужно этим заниматься". Я думаю, что дети не должны соревноваться со взрослыми, но сегодня все по-другому, и мы с этим фактом продолжаем жить. Я считаю, что возрастной критерий может быть поднят, и мы от этого ничего не потеряем, а только выиграем, потому что будем видеть более взрослых спортсменов в перспективе – хотя это, может, произойдет не сразу.

- Когда катались, всегда знали, что станете тренером?

- Были какие-то мимолетные мысли иногда, но я никогда не думал, что обязательно стану тренером. Я человек, который живет сегодняшним днем и не настолько планомерный. Поэтому в 15 лет я не думал, что по завершении своей спортивной карьеры стану тренером. Предложили, подумал, согласился, это было примерно так.

- Это были другие ощущения?

- Совершенно другие ощущения. Потребовалось два-три года, чтобы ко всему привыкнуть, но мне кажется, что я достаточно быстро адаптировался. И если первое время я очень сильно переживал, когда выезжал со своими учениками на соревнования, то сейчас я намного спокойнее на все реагирую.

- Когда впервые оказались у бортика рядом с Мишиным, помните?

- У нас с Алексеем Николаевичем всегда были хорошие отношения. Мы начинали разговор о нем, что он очень остроумный, иногда с подколочками и смешками, но это нормально, и я не обижаюсь. Иногда мы можем вместе пошутить, но первый момент мне не очень запомнился. Но вот помню, что когда Сергей Воронов катался у меня и выиграл чемпионат России в Санкт-Петербурге, Алексей Николаевич сказал: "Ученик моего ученика – это мой ученик". Есть смысл на это мне обижаться? Можно обидеться, но это было бы глупо. Наоборот, лучше отреагировать с юмором, подыграть и немного посмеяться.

- Мишин – ваш главный учитель в тренерской работе?

- Нет. Я говорил, что все педагоги, которые встретились на моем жизненном пути, просто блестящие, шикарные и сумасшедшие в хорошем смысле. Я благодарен им, и от каждого я взял по чуть-чуть. Кстати, мы поговорили обо всех, кроме Натальи Витальевны Голубевой, которая заложила фундамент всего того, что в итоге получилось. Она работала со мной с первого класса по девятый и заложила мощную базу исполнения и тройных прыжков, и акселя в два с половиной оборота, от которого зависит, как ты будешь исполнять аксель в три с половиной оборота. Я благодарен ей и также перенял от нее многое в педагогической практике. И я продолжаю смотреть за работой других тренеров – это нормально.

- Общение тренеров на соревнованиях – это здоровый процесс?

- Конечно, тренеры подглядывают друг за другом и что-то перенимают. Но есть люди, которые просто занимаются плагиатом, а это неправильно. Я не очень хорошо отношусь к тому, когда фигурист или пара сделает интересный элемент, какую-нибудь своеобразную находку-изюмку, и тут же спустя некоторое время другой человек начинает исполнять то же самое. Это грубо и неправильно - взять и своровать. И еще я не очень позитивно отношусь к тому, когда берут чужую музыку, которую кто-то придумал и скомпоновал, считаю, что это как минимум непорядочно. Ты подумай: как ты можешь взять чужое?!

- В танцах так иногда делают, чтобы убирать конкурентов.

- Что касается одиночного катания, то это, может быть, делают не с определенной целью, а просто потому, что люди не хотят думать. Зачем думать, если можно у кого-то что-то забрать. Дело даже не в том, что работа стоит денег, просто она очень волнительная, муторная и ковырятельная. Музыка становится авторской штучкой, потому что ты придумал композицию именно так, и она получилась. А на следующий день ты услышал, что у другого человека тоже самое - соответственно, он не проделал ту работу, которую сделал ты.

- Можно высказать претензии…

- Наверное, можно, но смысл? Эти нравы не исправить.

- Последний вопрос очень простой. О чем мечтает олимпийский чемпион Алексей Урманов?

- Я мечтаю о том, чтобы у меня был свой каток.
Источник

Человек, который никогда не сдается

Свой последний сезон он начал довольно поздно – одно за другим следовали снятия с турниров, смена тренера, программ, потом было долгожданное открытие катка в родном городе Пуатье. Но мало кто знает, что за этим всем стоит огромная работа, неисчерпаемая мотивация и сила духа. Брайан Жубер никогда не пасовал перед обстоятельствами и не чурался тяжелой работы. Он тот, кто никогда не сдается, тот, при чьем появлении на льду публика замирает. Перед своим первым в этом сезоне соревнованием в Дортмунде он рассказывает о своей подготовке к олимпийскому сезону и объясняет, почему его короткая программа станет самой лучшей в карьере.

Брайан, что Вы ожидаете от соревнований в Дортмунде?

Я хочу показать свои программы судьям, посмотреть уровни вращений. Надеюсь, у меня будут хорошие компоненты.
Очень много Ваших поклонников приехали специально в Москву на Cup of Russia , чтобы посмотреть на Ваше выступление...
Мне действительно очень жаль, что так получилось. Я очень разочарован, ведь я люблю выступать в России, и этот турнир я очень люблю. Но в этот раз я не мог выступить, так как была небольшая травма спины. А выступать на соревнованиях и не показывать при этом вращения – я не мог.

Брайан, в одном из интервью Вы сказали, что новая короткая программа к олимпийскому сезону станет самой лучшей в Вашей карьере. Почему?

Потому что, когда я её катаю, я чувствую себя настоящим фигуристом.

А раньше Вы таковым не были?

(смеется) Я чувствую, что эта программа более совершенна, я могу показать в ней лучшее скольжение, показать больше связок, она вызывает больше эмоций – все это я могу показать в этой программе. Речь идет не просто о технике, не просто об энергии или силе, я могу показать намного больше, причем не только в короткой, но и в произвольной программе. Короткую программу мне поставил Максим Ставиский, это танго, но это не просто танец, это история любви на льду. Когда я выхожу на лед, я могу показать больше страсти, больше эмоций.

А что можете сказать о новой произвольной?

Я люблю ее!!! (смеется). Поставила ее Лори Мей, она же работала с Натали и Фабианом. Я сам выбрал музыку для программы, это concerto de Aranjuez. Все знают эту музыку, многие фигуристы уже катались под неё. Я могу слушать эту музыку каждый день, тренироваться каждый день, и мне кажется, это такая программа, с которой можно побороться за самые высокие места. Я взял её буквально за несколько дней до того, как мне нужно было ехать в Россию на Cup of Russia. У нас было пара дней, чтобы подготовить её, но мы много работали – проводили на льду по 7-8 часов в день. Но мне было нетрудно, потому что все было очень естественно, я по-настоящему чувствую эту музыку. Мы много работали над переходами, связками, вставляя их в хореографию. Что мне больше всего нравится в ней, так это то, что я постоянно нахожусь в движении, нет никаких остановок и пустых мест, и в короткой тоже. Я постоянно что-то делаю между прыжками, мы добавили много шагов перед вращениями, то есть сейчас в программах очень много компонентов – столько, сколько никогда не было у меня в прошлом.

А что за костюмы выбрали к программам в этом особом для Вас сезоне?
Далее

Рекорд – от которого лучше избавиться

С Михалом мы встретились после проката короткой программы на этапе Гран При в Париже. И хоть программа не совсем удалась, Бржезина согласился встретиться и поговорить о тренерах, новой программе, и о своем роке – четвертых местах, которые преследуют его практически на всех соревнованиях после перехода из юниоров.

IMG_2820
Михал, как Вы себя чувствуйте после проката короткой программы?

На самом деле, очень хорошо, я сделал свой четверной, тренировка была хорошей, я не устал. Но я не могу понять, как я мог не прыгнуть аксель. Я не знаю, что произошло, потому что выполняю этот прыжок на соревнованиях стабильно уже три года. Я впервые за три года ошибся на этом прыжке на соревнованиях. Да, это может убить весь настрой, но когда это происходит раз в три года – то это нормально. (смеется)

А что сказал Вам Ваш тренер?

Он тоже не мог понять, потому что и на тренировках я выполнял всегда тройной аксель без сбоев, но так случилось. Сейчас я могу снова выйти на лед – и я сделаю его. Не знаю, такова жизнь.

Можете рассказать мне о Вашей произвольной программе?

Мне очень нравится новый фильм с Робертом Дауни младшим, поэтому я выбрал эту музыку. Программа смотрится хорошо, мне кажется зрителям она нравится, музыка их трогает, и я тоже чувствую себя хорошо в ней.

Но Вы ведь хотели представить в этом сезоне две новых программы, так?

Да, хотели две… Но мы с тренером подумали и решили, что две новые программы в олимпийский сезон вкатать будет сложно. Поэтому мы оставили короткую программу с прошлого года, и она тоже нравится зрителям, там музыка очень динамичная, особенно в конце.

Да дорожка шагов Ваша в конце под убыстряющуюся музыку смотрится очень здорово!

Мне хватает сил на нее, мне очень нравится ее исполнять, поэтому оставили короткую программу и на этот сезон.

В последнее время Вы часто занимаете четвертые места. Как относитесь к этому?

Далее

Хавьер Фернандес : Было бы здорово попасть в финал Гран При

В сером шерстяном свитере стоит он с небольшим чемоданом на колесиках недалеко от зоны Кисс энд Край и наблюдает за тренировкой фигуристов к короткой программе. Французский этап Гран При в самом разгаре. Время от времени он приветствует кого-то, улыбается, с кем-то беседует. Вполне обычная сцена на тренировках, когда фигуристы уходят, приходят, разминаются. В маленьких чемоданчиках коньки и тренировочные костюмы. Все как всегда. Ничего необычного. Но есть одно НО. Дело в том, что этого фигуриста в списках участников нет. И увидеть его здесь никто не ожидал. Ведь это никто иной, как Хавьер Фернандес – действующий чемпион Европы, который должен выйти на лед неделей позже, на этапе Гран При в России.
IMG_2216
Хавьер, что Вы делаете в Париже?

Я здесь тренируюсь на протяжении одной недели, до этого были соревнования в Японии, а на следующей неделе мне нужно лететь в Россию, где пройдут еще одни соревнования, в которых я участвую, поэтому я не хотел возвращаться домой, а остался в Париже. Кроме того, здесь сейчас мой тренер, а потом мы прямо отсюда летим в Россию.

То есть, Вам предоставили возможность тренироваться здесь во время прохождения этапа Trophee Eric Bompard?

Да, на тренировочном катке. Он находится в том же здании, что и основной каток, и всю неделю я могу тренироваться на нем.

Хавьер, что произошло в Японии? (в Японии Хавьер неудачно исполнил произвольную программу и стал лишь пятым)

Время от времени не всегда все получается, фигурное катание – это постоянное движение вверх-вниз. Всякое может случиться, у всех фигуристов. Нельзя находиться постоянно в топовой форме. Поэтому такое случается. Я не задумываюсь сейчас об этом. Не удалось в этот раз, но надеюсь, в следующий раз я выступлю лучше. Я готов.

Что ожидаете от кубка Ростелекома в Москве?

Ожидания есть. Было бы здорово попасть в финал Гран При, для этого мне нужна победа, мне необходимо занять первое место, я попробую побороться за него и попасть в финал Гран При.
Вы уже исполняли три квада в одной программе. Планируете в Москве это повторить?
Да, я хочу исполнить три квада в Москве. Один квад будет в короткой программе.

Вам нравится Россия?

Да, я люблю Россию. Здесь очень много любителей фигурного катания, меня всегда в России тепло встречают, поэтому я люблю там выступать.

Что Вы уже видели в Москве, в России?

Все! Очень много! Ведь жил в Москве целый год, поэтому посмотрел все, что только можно посмотреть.

Можете рассказать о костюме к Вашей короткой программе?

Мы попытались сделать что-то веселенькое, потому что музыка такая, задействовали разные цвета и полоски, чтобы это выглядело еще интереснее. Мы хотели взять разные цвета, в том числе красный и желтый, как в испанском флаге. Перемешали их, добавили линии. У нас было несколько идей, и когда мы увидели готовый костюм – это было – О Боже! Получилось правда мило.

В Вашем показательном номере Вы тоже одеты в основном в желтый цвет, и номер очень необычный. Это была Ваша идея стать Суперменом -Суперхави?

Далее

В Сочи буду болеть за Россию, а не персонально за Плющенко или Ковтуна – Игорь БОБРИН

Одному из самых талантливых советских фигуристов Игорю Бобрину 14 ноября исполнится 60 лет. Свой юбилей легенда отечественного фигурного катания отметит спектаклем«СОЧИнение 6,0», который пройдет 16 ноября в Балашихе. О Театре ледовых миниатюр, о шансах Евгения Плющенко на победу в Сочи, о тенденциях развития мирового фигурного катания чемпион Европы 1981 года рассказал в интервью корреспонденту ИТАР-ТАСС.

- Расскажите, пожалуйста, немного о вашем юбилейном спектакле.

- Сейчас в репертуаре нашего Театра ледовых миниатюр, которым я руковожу с момента его основания в 1986 году, более 15 спектаклей. Нам есть что показать зрителям. Почетными гостями этого праздника будут Татьяна Навка и Роман Костомаров, Алексей Ягудин, Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин, Елена Бережная, Ирина Слуцкая. Со всеми этими людьми мне посчастливилось сотрудничать в разное время на льду и вне его. Также ко мне в гости придут артисты российской эстрады Лариса Долина, Юлия Ковальчук. Я буду очень рад видеть на своем дне рождения Тамару Москвину, великого тренера из Санкт-Петербурга, и трехкратную олимпийскую чемпионку Ирину Роднину.

Я бы вообще не сравнивал наш театр с различными ледовыми шоу. В последнем случае, 80% успеха – это костюмы, декорации, спецэффекты. Что касается нашего театра, то в гастрольных поездках весь свой реквизит мы можем разместить максимум в 15 чемоданах. Я всегда считал, что самое главное на льду – это чувственность, искренность. Первая задача человека, который выходит в ранге актера на льду – завоевать зрителя. И у моего Театра, и у ледовых шоу есть свой зритель, своя ниша в искусстве.

- Думали ли вы, впервые встав на коньки, что достигнете таких высот в спорте?

- Я пришел в фигурное катание довольно-таки поздно – в семь лет. Я, конечно же, поначалу не ставил перед собой задачи стать олимпийским чемпионом или чемпионом мира. Сначала для меня фигурное катание было симбиозом игры и спорта. Только по прошествии некоторого времени у меня возникла привязанность к этому виду спорта, желание чего-то достигнуть и кому-то что-то доказать на льду. Я очень благодарен своим родителям, которые почувствовали во мне какой-то талант и отдали в фигурное катание.

- В 1980 году вы принимали участие в турнире фигуристов на Играх в Лейк-Плэсиде…

- То, что у меня нет олимпийской медали, меня немного огорчает. Так сложилась жизнь, но, несмотря ни на что, мне посчастливилось быть участником олимпийского праздника. Я занял тогда 6-е место и принес своей команде 1 зачетное очко.  Для меня это был очень волнительный старт. И накануне Игр в Сочи я возвращаюсь в свою Олимпиаду и понимаю, что олимпийский турнир по своему психологическому накалу не идет ни в какое сравнение с чемпионатом мира. Когда ты приезжаешь на мировое или европейское первенство, то ты там попадаешь в свой фигурный мир. Все, кто находится на этих соревнованиях, это люди из фигурного катания. На Олимпийских играх тебя окружают в большинстве своем твои соотечественники - представители других видов спорта. И ты переживаешь не только за себя, но и за них. Олимпиада отнимает у каждого ее участника очень много нервов.

В Лейк-Плэсиде мне довелось побывать в качестве зрителя на хоккейном финале с участием сборных США и СССР. Причем, наши места были в секторе, где сидели американские болельщики. Но мы, несмотря на «враждебное окружение», болели за своих изо всех сил.

Я бы очень хотел, чтобы наши спортсмены в Сочи болели за своих товарищей из других видов спорта, но часть эмоций нужно сберечь и для себя. Иначе можно оказаться в проигравших.

Также я вспоминаю Олимпиаду в Солт-Лейк Сити, на которой я был в качестве хореографа пары Елена Бережная/Антон Сихарулидзе. Тем Играм предшествовали теракты в Нью-Йорке, где погибло очень много человек. Меры безопасности на Олимпиаде-2002 были беспрецедентные. Эти бесконечные проверки отнимали у спортсменов и тренеров немало нервных клеток. Надо сделать так, чтобы в Сочи с этим было не так жестко.

- У себя на Родине российским фигуристам будет выступать легче?

- Я думаю, что фактор родных стен может не самым лучшим образом отразиться на выступлении российских олимпийцев. В этом, думаю, присутствует больше отрицательного. Ради успеха нужно суметь закрыться от всех внешних раздражителей. Дома этого сделать гораздо тяжелей, чем на чужбине.

- Ваши ожидания от выступления наших фигуристов на Играх в Сочи?

- Я очень верю в Женю Плющенко, который, по моему мнению считается одним из главных претендентов на медали. Дай бог, чтоб здоровья ему хватило для этого.  Мне нравится отношение к делу другого нашего фигуриста Максима Ковтуна, который хорошо выступил на этапе Гран-при в Китае. Но боюсь, что излишние эмоции могут помешать этому спортсмену безошибочно откатать в Сочи. Но очень здорово, что теперь в нашей сборной есть кроме Плющенко кому выходить на лед и бороться за высокие места.

Что касается соревнований спортивных пар, то там Россия будет бороться только за первое место. Татьяна Волосожар и Максим Траньков выглядят сильней всех остальных своих соперников. Очень жаль, что получил серьезную травму Александр Смирнов, вступающий вместе с Юко Кавагути. Я считаю, что этим спортсменам нужно поставить перед собой цель любой ценой поскорей вернуться на лед и выступить на домашней Олимпиаде. Следующих Игр у этой пары уже не будет, поэтому Саше и Юко надо бороться, надо биться до конца.

В спортивных танцах максимум, на что мы можем рассчитывать, так это на «бронзу». У нас есть два очень хороших дуэта: Боброва/Соловьев и Ильиных/Кацалапов, но до первых канадской и американской пар: Вирту/Мойр и Дэвис/Уайт им пока не дотянуться.

В женском одиночном катании у наших тренеров есть огромная возможность для выбора. Сотникова, Туктамышева, Липницкая, Леонова… Подрастают Радионова, Погорилая…Очень здорово, что в нашей сборной такая большая конкуренция.

- Но при такой конкуренции некоторые девочки могут никогда не получить шанса выступить на Олимпиаде, чемпионате мира или Европы… Может кому-то уже сейчас стоит задуматься над тем, чтобы переехать в другую страну, где они будут всегда в лидерах? Та же Полина Шелепень уже перебралась в Израиль…

- Сейчас, слава богу, каждый за себя решает сам. Я помню, в свое время Миша Шмеркин, который не попадал в первую десятку в нашей стране, после переезда в Израиль стал первым номером своей новой сборной. Поэтому решение о смене спортивного гражданства для кого-то, конечно, может быть оправданным. Человек хочет доказать, что он способен прогрессировать. А доказать это возможно, только выступая на самых крупных соревнованиях. Я спокойно на такие вещи смотрю.

- Почему в женском одиночном катании у России появилось много талантов, а в мужском такого нет?

- Я думаю, что здесь Женя Плющенко невольно сыграл свою негативную роль. Когда он находился на волне своей популярности, многие юные спортсмены старались быть похожими на Плющенко, во многом подражали ему. Они носили одну и ту же прическу, делали одинаковые дорожки, одинаковые шаги. Выбирали одну и ту же музыку. А копия всегда хуже оригинала. Но дело даже не в самих подрастающих фигуристах. Проблема кроется в квалификации тренеров. Те должны развивать индивидуальность своих учеников, делать оригинальные программы… Сейчас, на мой взгляд, отечественное мужское одиночное катание начинает потихоньку выкарабкиваться из этой ямы.  Появление Максима Ковтуна – тому подтверждение.

- Что вы скажете о новой произвольной программе Евгения Плющенко, которая достаточно необычна для привычного восприятия? «Самое лучшее от Плющенко»… Не будет ли эта программа в Сочи неким раздражителем для судей, которые посчитают, что наш фигурист слишком высоко задрал нос?

- Как говорится, время покажет. Но российским спортсменам перед соревнованиями, которые будут проходить на своей Родине, всегда очень сложно сделать оригинальные программы. Первое, что приходит в голову, это «Калинка» и тому подобная размашистая русская музыка… Но исполнять в очередной раз избитые временем композиции просто и неинтересно. Катание чего-то испанского и латиноамериканского, что до тебя также делали десятки человек, также может не принести ощутимых дивидендов. На Олимпийских играх надо как-то удивить и зрителей, и судей, и своих соперников. А то, что придумал Женя, может быть вполне оригинальным. С высоты своего положения Плющенко может создать себе такое попурри. Возможно, это прозвучит очень даже стильно. Но я в этом не уверен. Все будет зависеть от того, как он преподнесет эту программу. Главное, чтобы там не было задирания носа. А если Женя будет кататься под лучшую музыку Баха, Бетховена… Почему это должно раздражать судей?

- В каком направлении развивается современное мужское одиночное катание?

- Сейчас арбитрами очень ценится чистота исполнения элементов, скольжение, качественные дорожки и вращения. К этому все пришли после того, как больше 10 человек стали прыгать четверные, параллельно исполнения прыжки в 3 и 3,5 оборота. Но как только какой-то спортсмен сумеет сделать прыжок в пять оборотов, то он непременно станет победителем. Потому что никто другой такого сделать не сможет. Но как только пятерной будет доступен десятку спортсменов, судьи опять будут уделять пристальное внимание, дорожкам, шагам и вращениям, оригинальности программ.

- Но тот же американец Эван Лайсачек выиграл Олимпиаду в Ванкувере, не имея, в отличие от Плющенко, в своем арсенале четверных прыжков…

- Вспомните, где проходили те Игры? В Северной Америке! Женя тогда был сильнее всех. Это не только мое мнение, но и мнение многих моих друзей, которые видели тот олимпийский турнир. От объективности судей в фигурном катании, особенно мужском одиночном, зависит очень многое. С судьями представители ведущих национальных федераций «работали» всегда. Не прекращается работа в этом направлении и сейчас. Я не говорю о каких-то банальных презентах в виде ондатровой или соболиной шапки… Идет более тонкая работа. Попытки склонить арбитра на свою сторону делаются очень тонко и порой завуалировано. В этом нет какой-то криминальной подоплеки, но для достижения успеха все способы хороши.

В 2002 году я в качестве тренера-хореографа российской пары Бережная/Сихарулидзе присутствовал на Олимпиаде в Америке. После того, как Лену и Антона объявили победителями Игр, я уехал с театром в Северную Корею и о том, что канадцы Сале и Пеллетье подали протест, в результате которого также получили «золото», узнал уже немного позднее остальных.  Я откровенно говоря, тогда был сильно удивлен произошедшему. Канадская пара выступила значительно слабее нашей.

Судьи, удовлетворившие протест наших соперников, повели себя очень непрофессионально. Прецедент был не очень хороший – я не могу вспомнить, когда в фигурном катании спортсменам давали два одинаковых комплекта медалей. Я бы советовал судьям больше такого не делать. Один раз арбитрам это сошло с рук, а второй раз их могут не понять. Может быть, об этом и не стоит говорить, но наша федерация, считаю, недостаточно отстаивает права своих спортсменов в различных конфликтных ситуациях. Головы за тот скандал с Бережной и Сихарулидзе кое-кому из наших чиновников стоило бы оторвать. За то, что с нашими спортсменами так обошлись судьи. Но никто не вступился по-настоящему тогда. Все боятся за свои кресла. А надо было побороться и сказать, что оснований для протеста нет никаких.

По большому счету, обе пары от этого скандала только выиграли – они стали желанными гостями любых ледовых представлений и были востребованы во всех шоу.

- После прошлой Олимпиады, где сборная России выступила относительно неудачно, в российском фигурном катании прошли большие перемены. Сменился президент национальной федерации, некоторые ведущие российские специалисты, долгое время работавшие за рубежом, вернулись на Родину и стали работать с отечественными фигуристами… Как вы думаете, ФФКР сделала все от себя зависящее, чтобы в Сочи мы выступили успешно?

- Это вопрос не ко мне, потому что я, к своему счастью, могу работать и без знаний того, как работает наша федерация. Я могу судить о прогрессе отечественного фигурного катания, основываясь только на просмотре выступлений самих спортсменов.

-Вы являетесь воспитанником ленинградской школы фигурного катания, но уже долгое время живете в Москве. Скажите, пожалуйста, существует ли какая-то разница между московской и уже петербургской школами фигурного катания. Существует ли между ними некое противостояние?

- Я думаю, некое противостояние существует. Это отражалось и на моей карьере, когда вместо меня, ленинградца, занимавшего более высокие места, на международные соревнования иногда отправляли московских спортсменов. Думаю, нечто подобное повторяется и сейчас. На менее остром уровне конкуренция между питерской и московской школами существует. И это здорово. Давайте не будем забывать и про Пермь, где воспитываются очень талантливые спортсмены. Все вместе они поднимают российское катание на штурм новых высот. Идет взаимообогащение, обмен наработками. Все это идет на пользу нашему спорту. А говорить о каких-то отрицательных сторонах конкуренции и сходиться в спорах на эту тему имеют право, на мой взгляд, только тренеры и чиновники. Спортсмены должны только тренироваться и выступать.

- За кого вы будете болеть на Олимпиаде в Сочи? За Евгения Плющенко? За своего ученика из Японии Ханью?

- Я не буду болеть персонально за Плющенко или за Ковтуна. Я буду болеть за Россию. Мы вместе с Натальей Бестемьяновой работали не только с Ханью, но и с другой представительницей Японии Мики Андо, которая возвращается в спорт после рождения ребенка. Итак, сначала я буду болеть за российских спортсменов, а потом уже за всех тех, кому я помогаю.

- А с отечественными фигуристами вы сейчас работаете?

- Мы вместе с Наташей работали с юниорской парой Лина Федорова/Максим Мирошкин - ставили им произвольную программу по приглашению их тренера Нины Мозер. Мы абсолютно открыты для всех предложений и готовы работать со всеми. Но сами себя мы не можем никому навязать. Замечу, что никакой творческой неудовлетворенности мы не испытываем. Нам хватает работы и в театре.

- Вы хореограф. А у вас когда-нибудь возникало желание стать тренером?

- Никогда. Тренер – это человек, который ездит со своими спортсменами на соревнования, ежедневно работает с ними. Это очень тяжелая работа. Мне же нравится ставить программы будучи хореографом.

Источник

Я называю себя терминатором

Россиянин Евгений Плющенко должен стать лицом зимних Олимпийских Игр в феврале в Сочи. Эта беседа о том, как это можно осуществить после 12 операций, с четырьмя шурупами в спине. А также мы поговорим о его отношении к Путину и о судейской системе.
Интервью в Зюддойче Цайтунг: Йоханнес Аумюллер
Евгений Плющенко берет еще одну чашку чая и плитку шоколада, и после этого можно начинать разговор. Сегодня у нас солнечный прекрасный день в Санкт-Петербурге, но самый значимый российский фигурист прошлых лет проводит его полностью на катке «Юбилейный». Сначала упражнения по хореографии, гимнастика, потом тренировка на льду, потом шоу перед публикой и еще одна тренировка. 31-летний фигурист готовится к своей последней спортивной цели: медаль на Олимпиаде в Сочи в феврале.
Спортивный мир в России очень тщательно следит за ним, так как в России не так много спортсменов, которые могли бы стать лицом Игр – престижного проекта  Владимира Путина. А Плющенко может. У него был успех в спорте, он выиграл Олимпиаду в Турине в 2006 году, он является трехкратным чемпионом мира, он знает как себя подать, известен своей театральностью и обладает талантом шоумена. Но многие сомневаются, что этот проект станет успешным. Лучшее время Плющенко далеко позади, между тем он брал перерыв в карьере и выступал только в шоу. Кроме того, проблемы ему постоянно доставляли травмы – то спины, то коленей. После последней операции в январе все выглядело так, что теперь он действительно должен закончить свою карьеру. Но вместо этого, на этой неделе он принимает участие в соревнованиях в Риге, чтобы протестировать свою выносливость перед Олимпиадой.
IMG_0438
СЦ: Евгений Викторович, Вы говорили летом, что  чувствуете себя в душе на 18, а в физическом плане на 85 лет. А что скажете сейчас?
Евгений Плющенко: Сегодня уже немного получше. У меня тело 50-летнего человека.
И как чувствует себя тело 50-летнего?
В принципе хорошо. Все проходит по плану. Я отдыхаю, чувствую себя намного лучше. После операции на спине прошли уже девять месяцев, форма возвращается. Я уже принимал участие в нескольких шоу. А сейчас скоро первое соревнование.
У Вас в позвоночном диске сейчас кусок пластика и четыре шурупа в позвоночнике. Вам это мешает?
Да, мешает. Но что я могу поделать? В начале после операции все было очень плохо, ужасно. Меня должны были заново учить как сидеть самому, вставать с кровати, идти. Я думал не о том, буду ли я когда-нибудь снова заниматься фигурным катанием, я думал о том, смогу ли вообще ходить.
Когда Вы вышли после операции на лед?
Спустя полгода.
И какое было чувство?
Мне было очень страшно. Я думал, что то, что находится в позвоночном диске сейчас выскочит. Было странное чувство. И когда я вышел на лед, я думал, что я новичек. Даже не юниор, а самый настоящий новичок. Я не мог сделать ничего, даже простенькие вещи я выполнял ужасно.
Сложно поверить, что Вы после 12 операций, с пластиком в диске и четырьмя шурупами завоюете олимпийскую медаль, не говоря уже о золоте.
В 2009 году я уже возвращался после трехлетнего перерыва, выиграл Чемпионат Европы и серебро Олимпиады. Тогда тоже никто в это не верил. Сейчас мало кто верит, что можно вернуться после такой операции. Но если у тебя есть мечта, если ты любишь свою работу, свое призвание и готов бороться, то можно добиться успеха и с четырьмя шурупами в спине. Я мог бы повесить коньки после операции на гвоздь. Но я сказал себе: я попробую. Может быть не получится, но я по крайней мере пробовал это сделать.
Что служит для Вас мотивацией?
Я чувствую, что еще не до конца докатался. Я люблю фигурное катание, атмосферу соревнований, выступления перед публикой и судьями. И: я хочу быть первым. Я хочу быть первым фигуристом, который выиграл медаль на четырех Олимпийских играх, и может быть даже не одну, потому что сейчас есть еще командное соревнование. И это на Олимпийских Играх в моей стране.
Два человека помогали Вам принять решение вернуться. Это, во-первых, Ваша жена, которая сказала, что Вы станете героем, если станете двукратным Олимпийским чемпионом.
Нет, ну прям так я этих слов от нее не слышал. Верно же то, что она постоянно меня поддерживает и говорит: давай, иди катайся, тренируйся. Она является и моим менеджером. Она тоже относится к тому типу людей, которые постоянно работают и хотят начинать что-то новое. Она не относится к тому типу, которые будут сидеть дома у камина. Конечно, я иногда устаю от всего – постоянные тренировки, выступления. Поэтому уже сейчас во время подготовки я начал ходить на охоту. Пять тренировочных дней, это десять тренировок, а потом на дачу  - там я могу пострелять уток, порыбачить и полностью отдохнуть.
Исходя из информации, которая прошла в бульварной прессе, за победу на Олимпиаде у Вас будет еще одна награда от жены – еще один ребенок.
(смеется) Не только если я выиграю. Но верно, после олимпиады мы хотим дочку.
А второй важный человек: президент Владимир Путин, с которым Вы давно уже постоянно поддерживаете контакт и в избирательной кампании которого Вы принимали участие.
Да у нас хорошие отношения  с ним, было здорово тогда в 2007 во время голосования поддерживать его, когда было принято решение проводить Олимпиаду в Сочи. Это его огромная заслуга, что Игры пройдут в Сочи. Но никто меня не просил на них выступать, ни правительство, ни федерация ФК, и даже не Путин. Это мое желание, желание моей команды, моего тренера и моей жены. И я не получу никакого миллиона долларов за это, как некоторые предполагают, а просто как и все фигуристы 90 000 рублей в месяц, примерно 3000 долларов в переводе.
Но Вы находитесь под особым давлением. Эти игры должны стать праздником для всей России, а в России нет таких популярных спортсменов в зимних дисциплинах. Вы должны стать лицом этих игр, что будет, если у Вас не получится, и Вы станете только четвертым?
Мне не надо нести в Сочи факел или флаг. Я уже сам для себя выиграл, что после такой сложной операции стал снова исполнять четверной прыжок. Я не знаю, кому бы это еще удалось. Я называю себя терминатором. Конечно, четвертое, пятое или десятое место это не то, что я хочу, но я просто попробую сделать все, что смогу.
Раньше Вы операции делали в Мюнхене.
Да, Мюнхен стал для меня вторым домом, такое у меня чувство. Там меня часто оперировали, четыре раза только на коленях, потом мне делали в спину инъекции.
Но последнюю операцию Вам сделали не в Мюнхене, а в Тель-Авиве.
Я три раза ездил в Мюнхен из-за спины, но в последние разы они мне уже ничем не могли помочь. Врачи почему-то не видели в чем проблема, потом мне друзья порекомендовали другого специалиста. Как только я туда прибыл, он сразу сказал – нужна операция.
Как выглядит Ваше расписание до Сочи?
Сейчас у меня соревнование в Риге, это небольшой турнир, мне надо посмотреть, как все получится, а потом посмотрим. Если все будет хорошо, выступлю на этапе Гран При в России, а в декабре на национальном первенстве.
А тренируетесь Вы после возвращения снова у Алексея Мишина.
Да, я с ним работаю уже 20 лет, это тоже уже рекорд. Я не знаю ни одного фигуриста, который работал бы так долго со своим тренером. Мы друзья, можем говорить на какие угодно темы, он мне как отец, а я ему как сын.
Вас к нему привезли из Волгограда в 11 лет. Вы были без отца, и сначала даже без матери. Жили в коммуналке, где были размещены еще пять семей, и Вам приходилось с ними делить ванную и кухню.
Да, в той квартире мы жили очень скромно, приходилось собирать бутылки, чтобы как-то подзароботать. Было тяжело. Но это было время, когда я начал мечтать.
На прошедших Олимпийских Играх в Ванкувере в 2010 было много споров. Вы оспаривали то, что не смотря на выполненные четверные прыжки стали вторым, а американец Эван Лайсачек не делал их и получил золото.
Знаете, тогда им нужен был просто новый Олимпийский чемпион. Все тогда устали от этого Плющенко, который вернулся и снова выигрывает. Все знают, кто тогда на самом деле был победителем. А сейчас посмотрим: ну и где он Олимпийский Чемпион, где?  На важные шоу его не приглашают. Публику он не собирает. Он не шоумен.
Но наравне с этой теорией речь шла тогда о важности прыжков по сравнению с выразительностью и элегантностью. Вы заявили, что фигурное катание без квадов - это не фигурное катание. Сейчас Вы считаете также?
Естественно. Если я красиво катаюсь, делаю красивые переходы, но не выполняю при этом квады, то это неправильно. Надо всегда стремиться к сложным элементам, это будущее фигурного катания.
Судейская система в фигурном катании была после Ванкувера изменена. За прыжки можно получить больше баллов. Вам этого достаточно?
Да, они там кое-что изменили, можно заработать бонусные баллы. Но я считаю, за квад надо давать еще больше. Потому что риск очень велик, и сил затрачивается очень много. Сейчас еще запретили выполнять каскад тройной аксель-тройной флип. И почему это запретили, если кто-то это в состоянии выполнить?
Вам нравится рисковать?
Если бы я не любил рисковать, то не занимался бы фигурным катанием.
А в других сферах жизни любите риск?
Сейчас я стал спокойнее. Больше времени провожу с семьей, прекратил играть в покер, в теннис, в баскетбол, вместо этого играю в гольф.
Программа для Сочи уже готова?
Произвольная будет своего рода «лучшее от Плющенко». Эта идея пришла в голову моему тренеру Алексею Мишину. Собрать лучшие кусочки из моих произвольных. Это мой последний сезон, Сочи – мое последнее соревнование. Я хочу, чтобы мои поклоники еще раз вспомнили меня 19-летнего, 23-летнего и 27-летнего Плющенко.
Süddeutsche Zeitung Nr. 256, Mittwoch, 6. November 2013
перевод мой, ссылка - обязательна!
 

Ламбьель: тренируюсь каждый день

lamb
Вы сегодня уже тренировались?
Stéphane Lambiel:Сегоднянет. Ноэтоисключениеизправил. Обычно я тренируюсь на льду каждый день. Но сейчас я выступал на  гала «OperaonIce» в Вероне, вернулся, на выходных было много репетиций и шоу для «RockCircus» в «DasZelt», и потом на следующий день - тренировка, сейчас мне просто необходим день паузы.
Если сравнить Вашу теперяшнюю готовность и физическую форму с 2010 годом, когда Вы вернулись, что осталось сейчас в Вашем арсенале?
Все!
Всепрыжки, всевращения ...
Даконечно! Я не стал хуже кататься. Наоборот, в артистическом плане я даже усовершенствовался.
Почему сейчас не участвуйте в соревнованиях?
Когда ты молод, есть время, когда ты хочешь знать, насколько хорошо ты катаешься, когда хочешь сравниться с другими. Мне это тоже нужно было, мне это доставляло удовольствие. Там ты свою программу составляешь так, чтобы она получила как можно больше баллов. В последние годы правила изменились в той степени, что речь идет только о технике. Все упирается в то, чтобы просто проставить галочки над выполненными элементами. Артистизмполностьюотошелнавторойплан. Мнеэтоненравится. В шоу я показываю большинство из этих элементов, но я вплетаю это все в хореографию, которая понравится публике. Моя произвольная программа под Фламенко понравилась зрителем не из-за или, скажем так, не только из-за технических элементов, а из-за передаваемого настроения, эмоций, которые я вызвал – это затронуло сердце.
Но ведь артистизм тоже отмечается арбитрами.
Но там тоже есть четкие предписания, какие переходы надо вставить между  техническими элементами. Ипотомсчитают: чтосделанотосделано. Причем не играет роли, подходят ли эти переходы, смотрится ли программа как единое целое. Вшоутысвободен. Тыможешьпоказыватьивызыватьэмоции. Ялюблюэто. ПочемусейчасестьтаммногоReality-Shows?
Я тоже хотел бы это узнать.
Потому что они построены на эмоциях.
Ваш давний соперник Евгений Плющенко отважился еще на одно возвращение с прицелом на олимпийские игры. Выобэтомнедумали?
Ни секунды.
Если посмотреть на Ваше расписание, то там расписаны в основном выступления с цирком, а ледовые шоу стали редкостью.
Впечатлениеобманчиво. Например, с июня по август я был в Азии, выступал в гала и тренировал молодых фигуристов из Японии.  Но Вы правы, в прошлом году было много выступлений с цирком. Это стало хорошим опытом для меня. Я брал уроки пения и театрального искусства для этого. Это вещи, которые я делаю с радостью, и это помогает мне в моей карьере.
Когда Вы говорите о карьере, Вы всегда подразумеваете фигурное катание?
Да, всегда.
Остальное в какой-то степени просто приложение...
Я рассматриваю карьеру как единое целое. Сейчас я вижу себя в развлекательном секторе, и на льду тоже. Мне нравится находиться на сцене, будь то в качестве танцора или певца, выступая в мюзикле или с театром на льду. Все двери широко распахнуты, мне нужно просто сделать выбор в пользу тех или иных подходящих проектов.
В каком проекте Вы видите себя в будущем?
Я открою школу фигурного катания, в начале это будет летняя школа, потом, когда я перестану участвовать в шоу, обучение будет проходить на протяжении всего года.
Хорошая тема: Вам скоро ведь 30...
… Спасибо, что напомнили...
… Сколько еще будете участвовать в шоу?
Столько, сколько смогу.
Скорее всего Вы и в 70 все еще будете стоять на коньках
Я буду кататься до тех пор, пока смогу показывать все элементы. Когда мое тело скажет «нет», то я прекращу это делать.
Все, что Вы делаете, сводится к тому, что Вы себя представляете, выставляете на показ. Вы эксгибиционист?
(смеется) Естественно, выступаю же я в показательных.
Для этого Вам постоянно приходится хорошо выглядеть, это напрягает.
Не хорошо, а презентабельно. Надо сделать представление. Поэтому нельзя просто откинуться на спинку, спрятаться, а надо быть там, и приковать внимание публики к себе.
Вы сами наносите себе макияж?
Да, это часть моей работы. В начале моей карьеры я никогда не думал, что когда-либо придеться это делать. Я раньше думал, если я надену голубую рубашку и черные брюки, то и сойдет.  Этоинормально. Но если шоу на льду должно быть цельным с музыкой и хореографией, то необходимо учитывать и подходящий костюм, и само выступление и соотвествующий образу макияж. На телевидении все то же самое.

Источник
перевод - мой (без разрешения не публиковать)

Алексей Ягудин: Зачем Плющенко это делает?!

Корреспондент «Советского спорта» на церемонии, которую провела компания Omega к ста дням до начала зимних Игр в Сочи, встретился с Алексеем Ягудиным. Олимпийский чемпион оценил шансы Евгения Плющенко в Сочи и скептически отнесся к реформам в фигурном катании.

«НАШЕ С ЖЕНЕЙ ВРЕМЯ УЖЕ УШЛО…»

– Судейская система в фигурном катании изменилась кардинально, – рассуждает Ягудин. – Для зрителей это огромный минус. Они не понимают, откуда эти целые-сотые, что вообще происходит. Раньше все было ясно: 6,0 – наивысший балл. А теперь у людей возникают вопросы…
IMG_1000

Помню, с какой мыслью мы с Женей Плющенко выходили на турниры: главное – прыгнуть! Плевать на эти вращения, дорожки… Борьба шла конкретно за четверные прыжки.

Но теперь все осталось в прошлом, как и мы с Плющенко. Уже судят абсолютно все, как в художественной гимнастике. Любой твой вздох, поворот, движение – за каждый элемент получаешь долю балла.

И прыжки хуже не стали. Поэтому фигурное катание ушло на новый виток. Это другой уровень.

– Квота у России только одна. Это нормально?

– Дорогие друзья, выступайте лучше на чемпионате мира, завоевывайте путевки. Да, Советский Союз развалился. Мой первый тренер сказал: «Леша, мне нужно кормить семью. Извини, я поехал работать в Швецию». И никаких вопросов не возникало.

Сейчас мы только восстанавливаем лидирующие позиции. Но это непросто. Были чемпионаты мира, когда мы вообще уезжали без медалей. А вот в 1999‑м собрали все золото… Дайте время. У нас есть перспективные спортсмены.

– Вы видите Плющенко в этой единственной квоте?
– Женя не выступал ни на одном серьезном турнире после операции. Одно дело – прыгать на показательных выступлениях, когда нет такого волнения. Другое – официальные соревнования. Но из всего мужского фигурного катания в России, наверное, Плющенко – самый явный претендент. Есть Максим Ковтун, но это не его Олимпиада. Он слишком молод, чтобы бороться за медали.

– А как оцените шансы Плющенко на золото?

– По-человечески не понимаю, зачем это Жене надо. «Зачем?» – мой вопрос. Желаю ему самого главного – здоровья.

Есть две планеты в спорте: Олимпиада и все остальное. Яркий пример – выдающийся канадец Курт Браунинг, четырехкратный чемпион мира, который не завоевал ни одной олимпийской медали. Это абсолютно непредсказуемый турнир.

Шансы есть практически у всех. Плющенко будет помогать колоссальный опыт. Но бороться за золото… Думаю, наше время ушло.

Есть много претендентов – канадец Патрик Чан, три японца, француз… Шанс есть и у Жени, но это жизнь. Ты ее не обманешь. Есть дата рождения в паспорте. Организм все равно стареет. А у молодых фигуристов больше желания и возможностей.

Я не хочу никого обидеть. Но возраст в нашем спорте играет колоссальную роль.

– Вы назовете подвигом то, что сейчас делает Плющенко? Он ведь бросает вызов времени.

– Я никакого подвига не вижу. Потому что привык искать рациональное зерно в поступках. Для чего это делается?

– Может, пиар?

– Если ради пиара, то в самом деле подвиг. Я после ухода из спорта стараюсь найти новую профессию, изучать что-то другое. Может, иначе думаю и мне не понять намерений Плющенко.
Он уже совершил достаточно подвигов. Есть золото и серебро Олимпиады. Многократный чемпион Европы и мира. Ну, будет бронза в Сочи – и что? Все равно это не перебьет его победы в Турине.

«ЦЕННОСТЬ МЕДАЛИ ОЛИМПИАДЫ УПАДЕТ»

– В фигурном катании ввели командные выступления. Как к этому относитесь?

– Плюс в том, что Россия может взять еще одну медаль. Но минусов намного больше. Ну нельзя проводить командный турнир на Олимпиаде, не обкатав его на первенстве планеты. Я был просто в ужасе, когда услышал от президента международной федерации: «Русские попросили, и, если это пройдет удачно, мы включим вид в программу чемпионатов мира». Какой же бред!

Бред и в том, что командное выступление проходит перед основными стартами, а программа показывается та же самая.

У нас не лыжи или биатлон, где много трасс. Или, как в плавании, можно стать многократным на одной Олимпиаде. Фигурное катание – консервативный вид спорта. А так девальвируется ценность медали. Будучи никем, ты можешь в одночасье благодаря партнерам стать олимпийским чемпионом. Неважно, как в художественной гимнастике, выиграл ты золото в личном выступлении или в группе…

– Если забыть о командах, Россия претендует в Сочи на одно золото?

– Объективно – да. В соревнованиях пар (Волосожар – Траньков). Как показал чемпионат мира, можем взять бронзу в танцах. Есть юные дарования среди девочек, которые сильны по технике, но это пока не женское катание. Это еще не их Олимпиада.

«Я ЖЕ НЕ ОСЬМИНОГ ПАУЛЬ»

– Вы сами поедете на Олимпиаду как зритель или гость?

– Нет. У нас в феврале гастрольный тур «Ледникового периода». Всего четыре выходных за месяц. Хоккея не будет в КХЛ, и мы проедемся по свободным каткам. Юбилейный тур нашей компании «Ледовая симфония», которую возглавляет Илья Авербух, – ей уже 10 лет.

– Не обидно, что не попадаете в Сочи?

– По телевизору всегда лучше смотреть, потому что есть повторы. Сидишь в тепле с бокалом красного вина, вспоминая, как почти 12 лет назад для тебя олимпийское волнение закончилось очень хорошо и сбылась мечта жизни.

– Самым рейтинговым видом спорта на Олимпиаде будет хоккей.

– Наша страна сможет простить любое поражение, но только не провал хоккейной сборной.

– Вы сами верите, что нам светит золото?

– Несколько дней назад я встретился с Алексеем Яшиным. Спрашиваю: «Шансы есть?» – «Леха, ну что за глупый вопрос? Но существует 6–7 команд, которые реально могут стать чемпионом. Выйти из группы – это одно, но в плей-офф может случиться все».

Мы слабые? Нет. Но и конкуренты в порядке. А дома болельщики здорово погонят игроков. Это в личном виде спорта неизвестно, легче ли выступать в России. Все люди разные, кого-то и психология может подвести.

А в командном – точно легче. Когда весь стадион ревет, то ноги сами несут в атаку.

– Не подсчитывали, сколько золотых медалей мы можем взять в Сочи?

– Это пусть Мутко подсчитывает. Кажется, у министра спорта уже есть прогноз. Я думаю, дай бог попасть в тройку. Предлагаю снять розовые очки. Можно заявлять, что мы займем первое место в общем зачете. Но главное, чтобы Россия достойно выступила.

– А какую страну видите первой в гонке?

– Есть Норвегия, Германия… Но вообще я – не осьминог Пауль, чтобы давать такие прогнозы.

Источник

Шафик Бессегье: Участие в Олимпиаде – моя мечта!

IMG_9312
Интервью с французским фигуристом Шафиком Бессегье в Орлеане.

- Шафик, расскажи, как ты пришел в фигурное катание?


- Это было в 2002 году.

- То есть тебе было 12 лет?

- 12 с половиной.

- Почему вдруг фигурное катание?

- Я в Гренобле пришел на сеанс массового катания. Тренер по фигурному катанию заметил меня там, подошел ко мне и сказал, что я мог бы попробовать себя в фигурном катании. Ну я и попробовал. Это было нелегкое решение, потому что, когда я начинал этим заниматься, я фигурное катание не любил (смеется)... сейчас уже полюбил, и мне это нравится! Тогда я просто пришел на тренировку, попробовал...

- Нет, ну а почему например не хоккей или еще что?

- Не знаю, хоккей то я тоже люблю.

- Ты один в семье, кто занимается фигурным катанием?

- У меня есть сестра, она занимается фигурным катанием, но не на международном уровне.

- Что тебе нравится в фигурном катании?

- Прыжки! Дорожки тоже люблю, из прыжков мне больше всего нравятся аксели! Квад сам по себе очень сложный прыжок: сегодня он может получаться, а завтра уже нет. Это такой прыжок, впервые он у меня получился в 17 лет.

- Скучаешь после переезда в Париж по родному городу?

- Да, немного, ведь вся семья осталась там в Гренобле, и первый мой тренер тоже живет там.

- Шафик, ты мог бы себе представить, что ты переехал бы в другую страну и тренировался бы вне Франции?

- Да, я хотел бы потренироваться где-то еще, но пока это невозможно. Я тренируюсь в Париже.

- Ну вот сейчас ты тренируешься у Кати Криер...

- И у Клод Пери!

- Под руководством Криер сейчас тренируется почти вся сборная Франции. Это хорошо или плохо для тебя?

- Когда я только переехал, было сложно. Потому что я привык в Гренобле, что мой тренер занимался только мной. Сейчас мне уже стало легче, я привык, я уже второй год тренируюсь в Париже. В команде мы все тренируем одинаковые технические элементы, мне нравится.

- Тебе уделяют достаточно внимания?

- Да! В прошлом году меньше, сейчас больше, я доволен. Когда я тренировался в Гренобле, я был совсем один. В прошлом году мы тренировались с Брайаном в Париже, это было очень здорово - и для меня, и для него. Сейчас я тренируюсь, как я уже рассказал, с Флораном. Они оба являются одними из лучших фигуристов в мире, для меня они является большим примером. И совместные тренировки, конечно, очень многое дают – хороший опыт.

- Есть два поколения фигуристов. Старшее поколение, такие как Плющенко, Брайан... новое поколение. Является ли для тебя это разделение своего рода проблемой?

- Очень интересно соревноваться друг с другом, это два разных стиля.

- А что ты думаешь по поводу так называемых камбеков? Мики Андо вернулась, Плющенко, Лайсачек заявил о возвращении...

Далее

Французский гамбит

Брайн Жубер был снят с этапа Гран При Skate America, который должен состояться в ближайшие выходные, своей федерацией. По информации французкой прессы это решение является своего рода наказанием за отказ Брайана Жубера принять участие в национальном турнире Мастерс. Прокомментировать ситуацию президент федерации Дидье Гайаге отказался. Сегодня федерация фигурного катания Франции в официальном пресс-релизе опровергла слухи в СМИ, сославшись при этом на болезнь спортсмена.
IMG_9309

Флоран Амодио: Хочу быть первым – всегда и везде

Флоран, при подготовке к этому сезону Вы работали с двумя фигуристами-одиночниками – Стефаном Ламбьелем и Алексеем Ягудиным. Расскажите, как это было? Есть разница в работе с ними в качестве наставников/тренеров?

- Со Стефаном мы работали над моей короткой программой, много занимались хореографией. А с Ягудиным мы больше работали над техникой, он мне очень много показал, очень многому научил. И работали мы с ними в разное время. Со Стефаном - в мае, тогда подготовка к сезону только еще начиналась. Он поставил мне короткую программу, при этом мы много работали над артистичностью. А с Алексеем, как я уже сказал, мы занимались именно технической составляющей.

Florent
Вы бы хотели с ними поработать в будущем еще раз?

Сейчас у нас очень много работы с моими тренерами, но вот после Олимпиады, после Сочи мы могли бы это снова попробовать. Да, я надеюсь, что у меня еще будет возможность поработать и со Стефаном, и с Алексеем. Это было бы здорово!

Не могли бы Вы рассказать о Вашем сотрудничестве с новым тренером Жаннет Фоль?

Она просто потрясающая, это был большой сюрприз для меня. Меня сейчас абсолютно все устраивает и моя работа с Катей (Криер) и с ней. С ней все очень четко, она профессионал в своем деле, я очень доволен. Мы стали хорошей цельной командой, и все для меня складывается просто великолепно.

Флоран, это в первый раз, что Вас тренирует женщина – тренер?

-Хм..... Да! Да! Сейчас у меня два тренера – женщины и Катя и Жаннет.

Это своего рода новый опыт для Вас?

Да, конечно мне нравилось работать и с Николаем. Но мне нравится работать и с ними. Они наслаждаются своей работой, они знают ее от и до, специалисты своего дела. Ну да, сейчас у меня два тренера – и это две женщины. Я их глубоко уважаю как специалистов.

Можете рассказать об идее к короткой программе и, соответственно, о своей произвольной?

Короткая программа - это танго. Мы ее поставили со Стефаном. Мне кажется, просто пришло время, что я должен был сделать такую программу. Это новый для меня стиль, я пробовал его и раньше – но тогда для меня это было слишком трудно, и я был слишком молод для такой программы. А вот в этом сезоне я решил сделать танго.

В этом сезоне многие фигуристы выбрали танго...

Да, но я не думаю, что мы все будем катать одно и то же танго. Я уверен, никто не прокатает так, как я вижу свое танго. Поэтому я даже об этом не задумываюсь. В произвольной программе мы взяли музыку Луи Армстронга. Это джаз. Так что, обе программы кардинально отличаются друг от друга.

Но вот на тренировке к короткой программе я слышала вставки из «Трехгрошовой оперы», тему Мэкки Ножа. Этот персонаж Вам близок? Почему такой выбор?

Дело не в этом, но я просто выбрал, взял эту музыку, конечно, я слышал эту историю, но я просто именно эту музыку чувствую. Когда я ее услышал, то подумал - вот под нее надо кататься! А потом услышал La vie en rose, я думал просто - ВАУ. Круто это будет и это покатать! Поэтому взял такую музыку.

Тяжело было восстанавливаться после травмы, которая произошла в прошлом сезоне?

После чемпионата мира я взял месяц на восстановление. Это было очень важно для моей спины, для моего физического состояния. Сейчас уже все нормально.

То есть, можно сказать, Вы находитесь в хорошей форме?

Далее: http://fsnews.ru/page.php?id=2040

Masters-2013 в Орлеане

С 03 по 05 октября 2013 года во Франции в городе Орлеан проводилось ежегодное соревнование по фигурному катанию Masters, в котором принимают участие французские спортсмены.

В мужском одиночном катании турнир выиграл Флоран Амодио (203,80), второе место занял Флориан Лежен (163,14), бронза – у Романа Понсара (163,06).

Брайан Жубер не принимал участие в соревновании.

Лидировавший после исполнения короткой программы Шафик Бессегье получил травмупри падении во время разминки перед произвольной программой и был вынужден сняться с соревнований, ему будет проведена магнитно-резонансная томография на щиколотке.

Произвольная программа у мужчин: Гейлорд Лавуазье, Флориан Лежен, Роман Понсар, Флоран Амодио и интервью Шафика Бессегье Нельсону Монфору.



Результаты Мастерс 2013:
http://www.ffsg.org/evenements/documents/masters2013/RESULTATS/index.htm

Фотографии с награждения призеров соревнования:
http://centre.france3.fr/2013/10/05/master-s-de-patinage-les-resulats-332359.html






Гейлорд Лавуазье и Бернар Глессер



Флориан Лежен и Бернар Глессер



Роман Понсар и Анник Дюмон



Флоран Амодио и Катя Криер



Флоран Амодио



Шафик Бессегье и его травма


Жубер возобновил сотрудничество с Вероник Гийон

IMG_0277
Французский фигурист Брайан Жубер возобновил сотрудничество с тренером Вероник Гийон и будет готовиться к олимпиаде в Сочи на своем домашнем катке в родном городе Пуатье. Каток был закрыт в прошлом году на реконструкцию. Его открытие запланировано на 23 ноября, но тренировки Жубер сможет начать уже в конце сентября.
В прошлом сезоне он тренировался в основном в Париже под руководством Кати Криер.
IMG_20130918_150131
«Это логичное решение. Катя Криер очень хороший тренер, но я не очень комфортно чувствовал себя в Париже. Мне намного лучше в Пуатье и условия тренировок здесь намного лучше чем в Париже», сказал Брайан Жубер La Nouvelle Republique.
По материалам http://fskating.com/2013/09/joubert-returns-to-veronique-guyon.html

Сергей Воронов: новый тренер меня сильно изменила!

В Перми прошёл первый этап Кубка России по фигурному катанию. В турнире одиночников победил двукратный чемпион России Сергей Воронов, набравший сумму 242,35 балла. В призовую тройку вошли также Гордей Горшков (215,51) и Жан Буш (188,72). Впечатлениями от первого старта в сезоне со специальным корреспондентом портала TEAM RUSSIA-2014 Марией Воробьевой поделился Сергей Воронов.


- Когда приехал на соревнования, понял, что в последний раз я был в Перми лет в 12, - улыбнулся Сергей Воронов. – Решение выступить на первом этапе Кубка России мы приняли в последний момент, причём это была моя личная инициатива – просто уже очень хотелось стартануть (улыбается)! Конечно, этот турнир не входит в число главных и определяющих стартов сезона, но соревнования есть соревнования. У кого-то что-то получилось, у кого-то – нет. Элемент волнения, даже некой конкуренции присутствовал, а мне и нужно было испытать соревновательный дух.


-

Что получилось и не получилось конкретно у вас?
- Для первого старта в сезоне я откатал программы неплохо. Смог показать свой уровень. Многое получилось, хотя есть пара моментов, которые мне не удались, но прогресс, однозначно, идёт – ещё только середина сентября, а я уже чувствую, что нахожусь в неплохих кондициях. Когда не сидится в тренировочном процессе и хочется себя показать, это говорит о росте и положительной динамике. Об этом наглядно дали понять и оценки.


- Какие впечатления были у вашего нового тренера Этери Тутберидзе, с которой вы начали готовиться к олимпийскому сезону?
- Этери Георгиевне не удалось поехать в Пермь. Но после короткой программы тренер мне написала сообщение: «Ножки немножко деревяненькие, надо было делать каскад четыре-три, а не четыре-два. А так Серёжа – молодец!» И смайлик. Что-то ответить на такой комментарий, наверное, сложно (улыбается). По поводу произвольной программы было два момента: «Молодец. Где третий каскад?»


- И где третий каскад?
- Третий каскад остался у меня в голове (улыбается).


- Это и есть второй момент, которым вы не довольны после прокатов?
- Да. Первый – что в короткой прыгнул каскад «четыре плюс два», а не «четыре плюс три». Второй – что в произвольной на второй четверной я даже не зашёл. Конечно, есть и другие моменты – я не доделал вращения, поскольку уровень был понижен с четвёртого на третий. Но это первый старт, есть, куда расти.


- Где будете расти?
- Следующим стартом, вероятнее всего, станет Finlandia Trophy. А дальше будет видно!


- Сергей, если оглянуться немного назад, поделитесь мнением специалистов, которое вы услышали на предсезонных прокатах в Сочи?
- Специалисты отметили мою положительную динамику в катании, в лёгкости исполнения прыжковых элементов. Этерии Георгиевна меня сильно изменила! Не могу не отметить один момент. Пусть я не девушка, но мне было очень приятно слышать от специалистов, что я стал очень хорошо выглядеть – похудел, помолодел, неплохо выгляжу внешне (улыбается). Это не может меня не радовать – наверное, любому человеку такие слова будут приятны. Также специалисты положительно оценили обе мои программы, сказали, что они близки мне по стилю, по образам.


- В целом, начало олимпийского сезона довольно позитивное?
- Ну, а что зацикливаться? Конечно, будут какие-то отрицательные моменты, без которых просто не может быть разряда – плюс на минус даёт разряд, а плюс на плюс не даёт ничего. В любом случае, без минусов не бывает больших подвижек и роста!

Источник

О сборе в Пинзоло

Перевод статьи из немецкого журнала Пируетте. (с сокращениями)

Легендарный тренер Алексей Мишин провел традиционный тренировочный сбор в июне и июле в итальянском Пинзоло. В нем принимали участие и три его топовых спортсмена – Евгений Плющенко, Лиза Туктамышева и Артур Гачинский. Кроме того там были не только представители подрастающего поколения из школы фигурного  катания в Петербурге, но и ученики из Австрии, Грузии, Болгарии и других стран.


В отличие от прошлых лет, в этот раз тренировочный сбор был разделен на две части с перерывом в несколько дней (по две недели). Потом группа отправилась на сбор в Эстонии. Пребывание в Испании Мишин вычеркнул на этот раз из плана своих сборов, чтобы сэкономить время и деньги. Ученики самого Мишина, его жены Татьяны и тренеров-ассистентов Олега Татаурова и Вахтанга Мурванидзе провели в общей сложности шесть недель в Пинзоло.
«Евгений начал потихоньку тренироваться, одна тренировка в день, сейчас он хорошо смотрится. Он играет много в гольф и футбол, занимается легкой атлетикой и обще-физической подготовкой», сказал Мишин. «У Артура и Лизы с самого начала было по две тренировки, кроме того они тоже много занимались атлетикой, поэтому к концу сбора подустали». Пинзоло находится на высоте 800 метров над уровнем моря. «Когда мы вернемся в Санкт-Петербург, нам все даваться будет легко», надеется Туктамышева. Чтобы усилить выносливость своих спортсменов, Мишин заставил их прокатывать программы в операционных масках. «Раньше мы надевали даже маски для подводного плавания. Но это сложно. А эти маски можно легко надеть, но кататься в них тяжело», заметил тренер.
Впервые Мишин привлек для работы со своими спортсменами канадца Джеффри Баттла в качестве хореографа. Чемпион мира 2008 года поставил короткую программу для Гачинского на музыку Фламенко, а также для Туктамышевой произвольную программу «Malaguena».
«Я пригласил Джеффри Баттла, чтобы он поработал с Лизой и Артуром, он был конечно не слишком выдающимся спортсменом в плане техники прыжков, но он является великолепным фигуристом, прекрасно владеющим коньком. Я бы хотел, чтобы мои спортсмены поучинились у него,  и результатом я остался доволен», сказал тренер. И фигуристы остались довольными. «Мне лично очень понравилось работать с Баттлом, как он разрабатывает программы, как показывает шаги, все это очень хорошо. Все было логично. Очень хорошо, что мы его выбрали», подтвердила Туктамышева. «Он показывает свои шаги, я показываю свои шаги. Потом мы это все смешиваем и в итоге получаются очень интересные шаги и движения, особенно дорожка шагов. Его предложение, начать дорожку с середины катка, а не как обычно от голубой линии, было очень оригинальным. Алексею Николаевичу и  мне это очень понравилось и такую дорожку мы даже взяли в произвольную программу, потому что это красиво выглядит», добавил Гачинский.
16-летняя Туктамышева еще не совсем преодолела полностью проблемы с переходным возрастом, но уже работала опять над тройным акселем, рассказал Мишин. Для короткой программы он выбрал латиноамериканкую музыку. «Это точно про меня, я могу это танцевать», сообщила россиянка, и произвольная программа пришлась ей по вкусу, так как она любит испанскую музыку. Произвольная программа Гачинского поставлена на музыку из фильма «Анны Каренины». Хореографию поставил танцор балета Юрий Смекалов. «Естественно, я себя вижу в роли любовника (Анны Карениной), сказал вице Чемпион Европы 2012 года, смеясь. «Мы решили не брать выдуманную историю, а взять заготовку из балета и фильма и показать эту историю на льду».
После неудачного сезона 20-летний Гачинский хочет снова перейти в атаку. «Это процесс взросления. Раньше у меня было другое отношение к фигурному катанию, потом в голове все поменялось, когда снановишься взрослее. У многих так было, не у всех конечно, но мне пришлось пройти через это. Сейчас я попытаюсь быть спокойнее и получать удовольствие от моей работы. У меня это получается», сказал он. Несмотря на то, что разнашивал  новые коньки, он показал в Пинзоло 4Т и 3А. Мишин как и раньше возлагает на него большие надежды, но и верит в то, что у Плющенко есть шанс на возвращение. «Если спина Евгения это позволит, мы с этой задачей справимся, если спина не позволит, то не справимся. Мы будем делать все зависящее от нас», подчеркнул он. Гачинский надеется, что он сможет получить единственное стартовое место  в Сочи. «Я просто выйду, и покажу, что умею. Потом посмотрю на результат. Получится или не получится? Но готовиться я буду очень серьезно. Я многим пожертвую, чтобы получить потом больше.»

www.pirouette-online.de
Перевод (с)

Амодио+Shanetta FOLLE?

По информации Федерации фигурного катания Франции тренером Флорана Амодио стала Шанетта Фоль (Shanetta FOLLE). На протяжении целого десятилетия она работала с такими выдающимися спортсменами как M.ASADA, S. Cohen, T.GOEBEL, M.KWAN, J.WEIR. Тренировки будут проходить в Париже. Помогать ей будет тренер сборной K.KRIER.

Организационное

Время от времени у нас появляются переводы из иностранных журналов. Я не думаю, что все были бы довольны - если бы здесь появлялись просто гугл-переводы. К чему я? Перевод - это тоже труд, это тоже время.

Поэтому напоминаю: При полном или частичном использовании материалов ссылка на сообщество обязательна.

Евгений Плющенко "Я хотел повесить коньки на гвоздь"

Евгений Плющенко, завоевавший три олимпийские медали (золото и два серебра), три титула чемпионатов мира и восьмикратного чемпиона Европы, считается одним из самых успешных фигуристов в истории. Его последняя цель в спорте - это олимпийские игры в Сочи.

Пируетте: Как проходит реабилитация после тяжелой операции на спине?
Евгений: Сейчас уже стало лучше. В первые дни было очень тяжело. В физическом, моральном и психологическом плане, так как в спину вставлены два больших шурупа и новый диск (не собственный). Тяжело было, прежде всего, сделать первые прыжки, так как я опасался, что все вылетит. У меня было много операций, но эта - самая тяжелая и самая болезненная. После тренировок в Пинзоло начались сильные боли, и мне пришлось принимать обезболивающе.
Опасно ли кататься, исполнять прыжки?
Наверное, это не опасно, по крайней мере – надеюсь. На первых тренировках именно об этом и думал – что это опасно. Сейчас я выбросил эти мысли из головы.
Вы чувствуйте шурупы в спине?
Там даже есть еще небольшая припухлость (встает, задирает футболку и показывает шов). Пожалуй, это была серьезная моя операция. Операции на коленях и остальные – ничто по сравнению с ней. Но для меня большое значение имеет преодоление -  преодолеть самого себя, свою боль, а также мне очень важна и вера поклонников в меня.
Как у Вас получается после таких серьезных медицинских вмешательств возвращаться в спорт?
В первые дни после этой операции я много думал, размышлял о том, что надо заканчивать, что это невозможно, и ничего не получится. Утром просыпался с ужасной болью и ходил, как старик. Надо было начинать с нуля. Как фигурист – юниор. И я начал с простых прыжков - было больно. Начал вращения, но не мог присесть, не мог растянуться. Вдобавок ко всему у меня еще и были новые коньки. Пришлось раскатывать и новые коньки, и новую спину.
Четыре месяца вообще не катался, не занимался спортом, все мускулы ослабли. Все пропало. Это было ужасно и очень больно. Я уже почти дошел до того, что хотел повесть коньки на гвоздь. Я думал, мне все равно. Когда отдохну, покатаюсь в шоу, но никаких соревнований больше не будет. Но моя жена была в Пинзоло, она убедила меня, что стоит попробовать. У нас тут вышел фильм «Легенда 17» (о хоккеисте Валерии Харламове). Она сказала мне – Женя, ты должен посмотреть этот фильм. Я ей сказал – что ты хочешь сказать мне этим фильмом? – да был Харламов, великий хоккеист,  и он  катался со сломанной костью, но мне этого было не надо. У меня уже есть три олимпийские медали. Достаточно. У меня все есть. Но она сказала – Женя, попробуй. И тренер сказал – попробуй. Они нашли подход ко мне, они убедили меня.
Но ведь у Вас самого есть какое-то желание? Свое?
Да, конечно. Но это трудно. Я уже 26 лет как в спорте и с 15 лет в топе. Поддерживать этот уровень -  трудно. С всеми этими операциями очень сложно держать свое тело под контролем, надо постоянно работать головой. Начинать с нуля – это просто смертельно. Но первый барьер пройден. Вторым этапом стал тройной аксель, который  мы тренировали в Эстонии. Потом наступит очередь четверного тулупа. Это будет, пожалуй, самый сложный шаг. (в середине августа он прыгнул четверной тулуп = примечание ТФ)
Что Вы можете рассказать нам о необычной музыке к Вашей короткой программе «Такая девушка, как ты»?
Это музыка украинской группы «Океан Эльзы», она очень известна в России и на Украине. Это песня из фильма «Мы из будущего». Программу мы поставили с Максимом Стависким и Давидом Авдышем. Мне кажется, эта программа получится. Она моя – движения идут изнутри – события, переживания, сочувствие, любовь – все, что мне близко. Я могу это хорошо выразить. С Максимом мы работали и над произвольной. Для этой программы у нас хорошая, необычная идея.
Вы возьмете для нее отрывки из разных прошлых программ, как это можно было услышать на тренировке?
Да, это будет Попурри – можно назвать это  Best of Plushenko. Каждый увидит своего Плющенко – Шахерезада (это что за пограмма? Прим. Мое при переводе), Нижинский, Крестный отец, Адажио, Танго Роксаны. Мы не все можем взять, но некоторые части старых программ будут. Естественно, хореография будет подогнана под правила нынешней системы.
Если Вы оглянетесь назад, как Вы думаете, ошибкой ли было решение, поехать на чемпионат Европы?
У меня было много травм и операций, я их все преодолел. Это были и колени, и сухожилия, но сейчас уже у меня не было диска… При приземлении зажимался нерв, и я не чувствовал ногу. Если бы не поехал на Европу, то рискнул бы и дальше кататься с этой проблемой. И не исключено, что эта травма сказалась бы во время важных соревнований. Я ведь знаю себя. Могу кататься с болью, умею терпеть ее. Но на чемпионате Европы уже не смог. Хорошо, что это случилось там. Врач сказал, «Мы не знаем, как ты вообще тренировался».
Диска не было, кость терлась о кость, только немного остатка диска было между ними. У меня есть фотография нового диска с двумя шурупами…
Спасибо за интервью!
Т. Фладе.
www.pirouette-online.de
перевод мой

 

Амодио: Мы встретимся на льду

Недавно Вы покинули своего тренера Николая Морозова. Не могли бы Вы рассказать, что сподвигло Вас к этому решению?

Работа с Николаем навсегда останется чудесным периодом в моей карьере. Я никогда не забуду нашу огромную работу, которую мы проделали вместе. Он очень неординарный, интересный, талантливый человек и все что я испытываю на данный день, это огромное чувство благодарности за то, чему он меня научил.

Но, не смотря ни на что, мы решили пойти разными дорогами, потому что я не мог полностью сосредоточиться на катании. До Олимпиады оставались 6 месяцев, а я не готов к ней ни в физическом,  ни в моральном плане.
IMG_1010IMG_0246IMG_2228

Похоже, что это было спонтанное решение. Может быть, все же было что-то, из-за чего Вы поняли, что дальше так работать больше нельзя?

Не было ничего такого, что подтолкнуло бы меня к этому решению. Я просто почувствовал, что надо начать все сначала, чтобы быть готовым к ОИ и полностью сконцентрироваться на них.

Что случилось в Лос-Анжелесе, что заставило Вас покинуть Николая Морозова и вернуться во Францию?

Когда я прилетел в ЛА, у меня было чувство, что я там уже чужой. Мне надо было что-то другое.

Трудно было постоянно быть в разъездах между Россией и другими странами?

Постоянные разъезды между Францией и Россией стали тоже одной из предпосылок к тому, что я решил вернуться во Францию. Я постоянно нахожусь в разъездах, начиная с 15-летнего возраста. Я предполагал, что то, что я сейчас делаю, имеет долгосрочную перспективу, и у меня было чувство, что мне надо вернуться во Францию. Возвращение помогло мне вернуть мое равновесие, чего мне так не хватало.

Вы прожили в Москве три года, можете рассказать об этом?

Москва навсегда останется прекрасным воспоминанием. Этот город помог мне вырасти как спортсмену. Это был огромный опыт для меня. Это помогло мне усовершенствоваться как спортсмену и добиться того, что я имею.

Научились говорить немного по-русски?

У меня не было возможности основательно учить русский язык, но я понимаю его.

Сейчас Вы тренируетесь во Франции. Переход состоялся без проблем?

Я справляюсь с ситуацией. Все меня поддержали: и французская федерация, и мои тренеры. Я много работаю каждый день на льду, чтобы моя страна могла мной гордиться на ОИ в Сочи.

С кем Вы сейчас тренируетесь, и как проходят тренировки?

Катя Криер проделала огромную работу, тренируя меня в этот переходный период. Я с ней работал всего три недели, но мы смогли проделать огромную и эффективную работу на льду, и все что я могу сделать, так это поблагодарить ее за это.

Сейчас Вы тренируетесь под руководством Алексея Ягудина в Куршавеле. Как проходит эта работа?

Каждый день это было ужасно тяжело. Он столько мне дал. Я польщен, что у меня есть возможность поработать с ним, ведь лишь немногие спортсмены работали с ним в прошлом. Я наслаждаюсь каждой минутой и буду использовать этот опыт, чтобы подготовиться к 2014 году.

Олимпиада очень сложное соревнование, связанное с большими надеждами спортсменов, ставки возрастают. Как Вы готовитесь к нему  психологически?

Мы встретимся все на льду. Увидимся в Сочи, ребята!

Перевод мой

Источник: http://www.ifsmagazine.com/articles/32659-florent-amodio-upbeat-and-positive

Евгений Плющенко: смогу достойно завершить карьеру

Олимпийский чемпион, двукратный серебряный призёр Игр по фигурному катанию проводит тренировочный сбор в Сочи, в Ледовом дворце «Айсберг». Руководителю медиа-проекта «Сборная России-2014» Андрею Митькову Евгений Плющенко рассказал о подготовке к олимпийскому сезону – скорее всего, последнему в карьере.
IMG_1648
- В целом, подготовка к сезону идёт отлично, - сказал Евгений Плющенко. – Я восстанавливаюсь после старой травмы спины, после операции. Уже запрыгал четверной. Сейчас дорабатываем короткую программу. Она поставлена на очень душевную, мелодичную музыку группы «Океан Эльзы» из фильма «Мы из будущего». Идея новой произвольной программы принадлежит моему тренеру Алексею Николаевичу Мишину. Это будет попурри из моих лучших программ прошлых лет – из «Крестного отца», «Адажио Альбинони», «Тоски», «Танго аморе»... Это новое решение – в фигурном катании никто такого не делал. Я смелый спортсмен, могу позволить привносить в фигурное катание что-то необычное и новое. Если всё пройдет удачно, Олимпийские игры в Сочи станут моим последним стартом. И каждый любитель фигурного катания, каждый мой фанат увидит своего Плющенко: 18-летнего парня, 19-летнего, 25-летнего и, наконец, сегодняшнего. Нам показалось, что это будет необычный ход и эффектный конец карьеры.

- Такую программу легче готовить? Ведь когда-то вы уже делали это.
- Наоборот – даже сложнее. Мы же всё делаем новое! И важно, чтобы получилось, как минимум, не хуже, чем было, причем все куски из моих лучших программ. Но это и интереснее. Естественно, мы вставляем новые элементы, дорабатываем, придумываем. Невозможно просто сложить части всех программ, все куски хореографии, которые когда-то исполнял – и получить новую программу. Это просто невозможно! Фигурное катание идёт вперёд в плане транзишнов, скольжения, вращений. И мне приходится идти с ним в ногу (улыбается).

- Вы будете показывать эту произвольную программу на контрольных прокатах в Сочи?
- У меня сейчас небольшая осечка с ногой. Ничего страшного – старая травма, немного подвернул, нужно взять небольшую паузу. Я не исключаю, что буду выступать на контрольных прокатах не в полную силу, а может быть, и вообще не буду. Надо посмотреть, позволит ли здоровье. Время, чтобы принять окончательное решение ещё есть. Для меня уже рекорд – что сейчас я восстановился после операции на спине.

- Сейчас спина вообще не беспокоит?
- Конечно, беспокоит. Из-за этого и под вопросом мое участие в контрольных прокатах. Сейчас мы начали отрабатывать сложные элементы, прыжки, сделал четверной тулуп, поэтому спину нужно беречь. Спина, конечно, ещё тревожит, но уже не так, как во время предыдущих этапов подготовки – на сборах в Италии и Эстонии. Там болело очень сильно. Сейчас всё стабилизировалось, но совсем проблема не ушла. Два дня назад мы пообщались в Сочи с заместителем министра спорта Юрием Дмитриевичем Нагорных, договорились о серьезной медицинской поддержке. Желание тренироваться и выступать у меня – огромное. Как сказал Алексей Николаевич Мишин: «Плющенко еще не искатался…» И я сам чувствую: могу. Главное – окончательно залечить все болячки. Только спина может помешать мне добиться хорошего результата на Олимпийских играх в Сочи.

- Как, кстати, изменился Сочи за полгода – с тех пор, как вы выиграли здесь свой юбилейный, 10-й чемпионат России?
- Работа проделана колоссальная! Я вижу это каждый день, приходя на тренировку и катаясь в Ледовом дворце «Айсберг». Всё очень грамотно продумано. Дай бог, чтобы это все работало и после Олимпиады. Буквально несколько дней назад я посетил Конькобежный центр «Адлер-Арена» – и поразился, насколько качественно и шикарно всё сделано. Средства вложены колоссальные – финансовые, человеческие. Главное, чтобы они потом оправдали себя и приносили людям пользу.

- Во время беседы с Юрием Нагорных вы как раз активно интересовались будущим олимпийских объектов после завершения Игр.
- Я же патриот своей родины! В своё время я не уехал выступать за другую страну, хотя мне предлагали перебраться в США. К тому же, фигурное катание – это лишь один из моих интересов в жизни. Я дружу со многими спортсменами, мы обсуждаем, нам интересно, какое будущее ждет наши виды спорта. Была информация, что многие объекты после Олимпиады разберут и перевезут в другие регионы. Это неправильно. В Сочи обязательно нужно открывать школы хоккея, фигурного катания, конькобежного спорта, шорт-трека, керлинга, привлекать специалистов, которых в нашей большой стране огромное количество. Дайте им возможность проявить себя здесь, вместо того, чтобы они уехали за границу и тренировали наших же соперников. В Сочи прекрасное сочетание – воздух, море, высокогорье и зимние спортивные объекты. Я, например, после тренировок сам всегда иду на море – плаваю. И чувствую потрясающее восстановление! Здесь шикарные возможности для подготовки и восстановления. Занимаешься общефизической подготовкой в Красной поляне, 40 минут на машине – и можешь выйти на ледовую тренировку в прекрасном Дворце спорта. Это золотая жила, уникальные возможности. Я уверен: если в Сочи всё останется, через 15-20 лет после Олимпиады в сборных России появятся уроженцы этого города, которые будут представлять страну на крупнейших мировых соревнованиях по фигурному катанию и другим зимним видам спорта.

- По вашему, Сочи сможет стать российским центром развития зимних видов спорта?
- Да не только Сочи, весь регион. Вот мы ездим тренироваться за границу – в Италию, в горы. Но лишь потому, что в России нет таких условий. Так почему бы не сделать в Кисловодске центр подготовки по зимним видам спорта? Это же 1270 м над уровнем моря! Я провожу в Кисловодске летнюю подготовку. А если сделать там одну ледовую площадку – и уже зимой смогут готовиться хоккеисты, конькобежцы, шорт-трекисты, представители других ледовых видов. И деньги будут вкладываться в нашу страну, а не утекать за рубеж, как сейчас. И секреты наши никто не подсмотрит.

- Женя, какие у вас соревновательные планы? При условии, что вам в ближайшее время удастся залечить все травмы.
- Хотелось бы выступить на этапе Гран-при в Москве. Затем, если все пойдёт по плану – чемпионат России, потом чемпионат Европы и Олимпийские игры. Это те же самые четыре соревнования, что были в моем графике подготовки к Играм 2010 года в Ванкувере. Ничего менять не хочу – это опыт, знания. Больше соревнований мне не нужно, чтобы хорошо подготовиться к главному старту. Двух-трёх – вполне предостаточно.

- Вы учитываете в своей подготовке, что на Олимпийских играх в Сочи, кроме личных соревнований, будет ещё командный турнир? Россия имеет право выставить только одного одиночника.
- Конечно, учитываю. Вместо двух стартов в Сочи будет – четыре. За девять дней. Это серьезная нагрузка. Если восстановление пройдёт хорошо, я смогу сделать и четыре проката, и больше. Но если по каким-то причинам я почувствую, что не потяну – сообщу об этом заранее, и тогда в Сочи будет выступать молодежь. Я не хочу подводить сборную России – и молодым спортсменам не буду препятствовать, и сам плохо кататься не собираюсь. Повторю: только не до конца вылеченная спина может не позволить мне выступить на Олимпиаде. У меня было много операций – колени, пахи, ахиллы, руки… Ничего из этого меня сейчас не беспокоит. Единственное, после 12-й операции – на спине – я пока не до конца восстановился. Но надеюсь и верю, что подлечусь, наберу форму – и смогу достойно завершить карьеру на домашней Олимпиаде!
Источник

Чан - главный претендент на золото Сочи?

Трехкратный чемпион мира Патрик Чан признался, что не хочет говорить о политике перед Сочи-2014, и рассказал о планах на новый сезон.

«Моя работа – кататься на коньках, а не обсуждать проблемы, я – не политик. Я буду в Сочи для того, чтобы получить удовольствие и покататься с другими отличными спортсменами – мы все заслужили этот шанс. У меня нет времени, чтобы думать о протестах. Я и так достаточно напряжен из-за того, что нужно успеть сделать программу для Сочи.
IMG_0664
Цвет кожи или сексуальная ориентация не имеют значения, если ты успешен, если тебе есть, что показать, если у тебя есть талант. Тогда ты заслуживаешь быть на льду вместе со всеми.

Мы думаем, что будет лучше сделать в произвольной программе два четверных прыжка, я буду чувствовать себя более расслабленно в дорожках шагов. После этого мне не придется думать о других прыжках.

Мой первый прокат сезона в прошедшее воскресенье не был отличным, это было не идеальное катание, но я сделал то, что нужно сделать для хорошего самочувствия перед Сочи.

Думаю, что я главный претендент на золотую медаль в Сочи. Можно сойти с ума от того, насколько я изменился и раскрылся как спортсмен», – цитирует Чана The Star.

Отметим, что канадец оставил короткую программу с прошлого сезона, в произвольной будет использована музыка Антонио Вивальди «Времена года».
Источник